Детская социальная психиатрия для непсихиатров Н. М. Иовчук, А. А. Северный, Н. Б. Морозова

15.07.2014 Розина 0 комментариев

У нас вы можете скачать книгу Детская социальная психиатрия для непсихиатров Н. М. Иовчук, А. А. Северный, Н. Б. Морозова в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Таким образом, становится очевидной актуальность курса социальной детской психиатрии, направленного на обучение сотрудников или будущих сотрудников детских учреждений основам детской и подростковой психиатрии с основным акцентом на наиболее часто встречающихся в детском и подростковом возрасте расстройствах, их причинах, прогнозе, методах лечения, обучения и коррекции, а также проблемах междисциплинарного взаимодействия.

Психические нарушения у детей раннего возраста клиника, эпидемиология и вопросы абилитации. Особенности психического здоровья детей-сирот возрастной и динамический аспекты. Книга эта имела огромный успех, приобрела много врагов и еще более друзей, переведена на многие языки, в том числе и на французский с примечаниями Дидро.

Вольтер написал к ней свои комментарии. В таком случае и внешние формы поведения, и деятельность личности видоизменяются и приходят в соответствие с ожиданиями среды, с идущими извне требованиями. Социальная организация - Курс лекций по социологии курск Курс лекции по дисциплине судебная психиатрия для специальности юриспруденция Семенов Ю. Гобозова Социальная реабилитация инвалидов средствами художественного творчества.

Курс лекций, бесед и практических занятий Красн IV. Социальная философия - Курс лекций и практических занятий, проводимый на основе данной программы, прошел многолетнюю. При наступлении дизадаптации и болезненных психических расстройств, ею порожденных, ребенок уже нуждается не только в психотропном и психотерапевтическом вмешательстве, но и в кардинальном изменении ситуации обучения и семейного воспитания, без чего многолетние усилия специалистов могут остаться безрезультатными.

Следовательно, одной из важнейших задач в данном случае является разъяснительная и психотерапевтическая работа с семьей дизадаптированного ребенка. Этот факт, по-видимому, объясняется несомненным увеличением количества детей с остаточными явлениями резидуально-органического поражения ЦНС, что обусловлено множеством объективных причин: У преобладающего числа детей с остаточными явлениями резидуально-органического поражения ЦНС отмечаются минимальные, крайне незначительные психоневрологические симптомы, остающиеся либо незамеченными, либо проигнорированными невропатологами и психоневрологами.

В дошкольном возрасте у такого ребенка незамеченной остается и неравномерность познавательных процессов, которая в отсутствие своевременного коррекционно-педагогического вмешательства и приводит к учебной неуспеваемости. Такие дети нуждаются не столько в медикаментозном лечении и психотерапии, сколько в дефектологической коррекционной работе.

Ребенок попадает в неразрешимую ситуацию, итогом которой является в лучшем случае помещение в коррекционную школу, школу для детей с задержками психического развития, классы коррекционно-развивающего обучения, в худшем особенно при сопутствующем нарушении поведения — на домашнее обучение или во вспомогательную школу. Стоит ли говорить, что во всех случаях такой перевод для ребенка с нормальным интеллектом является чрезвычайно серьезным психотравмирующим фактором, никак не способствующим его любви к школе и обучению в целом.

Как становится очевидным из сказанного выше, коррекционная работа с дизадаптированными детьми и подростками требует применения усилий различных специалистов: Психические нарушения у детей раннего возраста клиника, эпидемиология и вопросы абилитации.

Особенности психического здоровья детей-сирот возрастной и динамический аспекты. Школьная олимпиада по географии I тур 8 класс. Первым европейцем, посетившим Китай, был На общем собрании трудового коллектива моу сош п. Социальная журналистика на учебном радио Морозова специфика информационного контента школьных медиаобразовательных радиопроектов Особенности создания медиаобразовательного проекта и специфика его контента Немного слов о воспитании Морозова С.

Зарецкого Авторы будут благодарны Вам за отзывы, предложения и замечания. Социальная и школьная дизадаптация в детско-подростковом возрасте. Многофакторность происхождения социальной и школьной дизадаптации: Роль психического фактора в происхождении школьной дизадаптации.

Распространенность психической патологии в детско-подростковом возрасте. Значение психиатрических знаний для специалистов, работающих с детьми и подростками.

Приступая к первой лекции, хотелось бы прежде всего упомянуть некоторые социально-психологические проблемы современного общества, испытывающего потрясения на протяжении последних 15 лет в связи с резким изменением политической и экономической обстановки в России — социально-экономической поляризацией общества, безработицей, нарастанием количества беженцев, появлением и нарастанием количества лиц без определенного места жительства, увеличением числа отказов от материнства, позорным для нашей страны явлением - социальным сиротством, высокой распространенностьь хронических заболеваний, ранним старением, безысходностью, отчаянием, пьянством, наркоманией, семейным неблагополучием.

Все это не может не отражаться на физическом, психическом развитии и социальном становлении ребенка и подростка. Под позитивной социализацией мы понимаем такое положение индивидуума семьи, группы в микросоциуме, которое дает ему возможность развития и максимально полной реализации природных познавательных, творческих и духовных задатков с присвоением интериоризацией социокультурных ценностей общества в условиях личностной защищенности.

Любой из перечисленных факторов может создавать предпосылки для возникновения социальной дизадаптации, но в изолированном виде почти никогда не вызывает социальную дизадаптацию, в происхождении которой участвует, как правило, комплекс факторов: В качестве иллюстрации школьной дизадаптации, возникшей в связи с тем, что достаточно мягкое психическое расстройство не было своевременно распознано и, соответственно, подросток длительное время оставался без медико-психологической помощи, приведем следующее наблюдение: Мальчик из полной, интеллигентной, достаточно обеспеченной семьи.

Мальчик родился на 36 неделе беременности, протекавшей с токсикозом первой половины. Роды без осложнений, закричал сразу. Вес при рождении , рост 52 см. Грудь взял сразу, сосал активно. В возрасте 1 мес. До года наблюдался невропатологом с связи с выраженным гипертонусом, были назначены массаж, плавание, микстуры. Рос активным, подвижным, впечатлительным, упрямым. Посещал детские ясли с 1,5 лет, плакал, с трудом расставался с матерью.

Переведен в круглосуточный детский сад, с детьми играл, но в сад ходил с неохотой. В 4,5 года был стационирован в больницу с диагнозом: С трудом засыпал, спал беспокойно, боялся темноты, одиночества, не оставался один в комнате. После смерти бабушки был особенно подавленным, появился страх смерти, задавал много вопросов о смерти: Что будет после смерти?

Предпочитал игры в одиночестве. В возрасте 6 лет стал более контактным и самостоятельным, исчезли страхи. В этом возрасте стал много фантазировать, придумывал сказки, увлекся музыкой, рисованием, был одинок, друзей не было. После перевода в другую школу к 3 классу стал лидером, пользовался авторитетом среди детей, много с ними проводил времени, проявлял повышенное чувство справедливости, легко общался со сверстниками, хорошо и без напряжения учился.

В 7 классе был переведен в школу с физико-математическим уклоном. Учился отлично, друзей близких не было, но сохранял приятельские отношения почти со всеми одноклассниками. Когда мальчик учился в 8 классе, в семье сложилась конфликтная ситуация, родители ссорились, откровенно при детях говорили о возможности развода. В середине 8 класса, зимой, после перенесенного острого респираторного заболевания, на протяжении 3 месяцев сохранялась почти постоянно повышенная температура: В конце 8 класса стал жаловаться на слабость, вялость, разбитость, с трудом вставал утром, неохотно занимался, был подавлен, молчалив, озабочен семейными проблемами.

Стал пропускать занятия в школе, ссылаясь на плохое самочувствие, головную боль. Вечером уходил из дома, познакомился с компанией подростков, проводивших время на дискотеке, несколько раз приходил домой пьяным, стал много курить.

С трудом был аттестован за 8 класс. В основном был угрюм, отгорожен, молчалив, груб с матерью и особенно отцом, жесток по отношению к младшей сестре. Заявлял, что не хочет больше учиться, что станет лесником или будет работать на маяке. Перестал читать, совсем не занимался некогда любимой математикой.

В конце 9 класса был отчислен из школы за регулярное непосещение занятий. Почти не выходил из своей комнаты, не разговаривал с родителями, никого не пускал в свою комнату. В мае выпил две упаковки седуксена, был стационирован в институт им. Склифософского, откуда после консультации психиатра переведен в подростковое отделение психиатрической больницы. Психический статус при поступлении: Пониженного питания, астенического телосложения.

Бледен, синева под глазами, понурая поза. В начале беседы насторожен, напряжен, отвечает неохотно, односложно. В процессе беседы стал более откровенным, делится своими переживаниями, ищет помощи.

Рассказал, что на протяжении 2 лет его состояние постепенно ухудшалось: Не мог заснуть до часов ночи, а утром и в часов оставался вялым, хотелось лежать, трудно было собраться, одеться, умыться. Появились сильные и частые головные боли, задыхался в метро, иногда возникали обморочные состояния. На протяжении нескольких месяцев почти не выходил из дома из-за утренних поносов.

Почти весь день спал, но не чувствовал себя отдохнувшим, ночью не мог заснуть. Был недоволен собой, недоволен окружающими, стал неуверенным, страшился будущего, появились чувство безысходности, мысли о бессмысленности жизни, обдумывал, как легче покончить с собой. После выписки из больницы в удовлетворительном состоянии получал поддерживающую терапию антидепрессантами и ноотропными препаратами.

В данном случае речь идет о повторном первое ребенок перенес в 4-летнем возрасте затяжном депрессивном состоянии с преобладающими астеническими и волевыми расстройствами и поведенческими нарушениями. Это состояние осталось не замеченным ни родителями, ни учителями в школе, и подросток, страдающий от собственной несостоятельности, непонятый, отвергнутый, оказался в ситуации глубокой школьной дизадаптации.