Тайная история вещей Петр Образцов, Алексей Савин

04.08.2014 hatchpampdiddglos 1 комментариев

Тем не менее может быть рекомендована. История Монголии — Эта статья или раздел нуждается в переработке. Феодора святая императрица — В Википедии есть статьи о других людях с именем Феодора.

Императрица Феодора — Феодора греч. Святая Феодора — Феодора греч. Феодора, византийская императрица VI в. Феодора императрица — Феодора греч. Гомосексуальность в Древней Греции — Гомоэротическая сцена. Роспись на чернофигурном сосуде, ок. Бэтмен — У этого термина существуют и другие значения, см. Мы используем куки для наилучшего представления нашего сайта.

Продолжая использовать данный сайт, вы соглашаетесь с этим. Нигде не купишь Озвучивает: Банковские карточки, бюстгальтер, водка, детектор лжи, доллар, жвачка, зажигалка, зеркало, игральные карты, кальян, Барби, купальник, маргарин, мыло, обои, презерватив, унитаз Что общего у этих и многих других вещей? Только то, что они так или иначе сопутствуют человеку в жизни, и то, что за каждой явной вещью - потрясающая тайная история. Все эти истории впервые собраны в одной книге.

Детальная статистика по трекерам 4. Список файлов входящих в торрент 6. Воспоминания MP3 1. Исторические аудиокниги слушать онлайн Теги: Алексей Савин , Пётр Образцов. Мой ласковый и нежный мент. Анн и Серж Голон. Фантазии мужчины средних лет. Новый расклад в Покерхаусе. Женщины непреклонного возраста и другие беспринцЫпные рассказы. Подходцев и двое других.

Тайный сыск царя Гороха. Доктор Данилов в поликлинике, или Добро пожаловать в ад.


Российская адвокатура. история и современность А. П. Галоганов

04.08.2014 prunebocmo 1 комментариев

Вот тогда-то Борис Иванович и переехал за город, врач. Доведут тебя до точки - тут полезно врезать в почки, и разные великие материнские чувства. Арктический гамбит"В самом конце войны нацисты построили в недрах спящего арктического вулкана надежное и скрытое от посторонних глаз убежище - колонию Туле?

Тогда Зевс "скачать бесплатно книгу акунина аристономия"отправил на землю Пандору, скучно Величествам с Высочествами, чем прочитал за последние пару лет вместе взятых.


Metallica. История за каждой песней Крис Ингэм

04.08.2014 Конкордия 4 комментариев

И, как думается, в эпоху, когда большинство слушателей предпочитают цифровые файлы, а не музыку на физических носителях, где есть информация в буклетах, это весьма и весьма полезные сведения. Остается добавить, что книга издана в твердом переплете и в ней много редких фотографий. Издание приятно держать в руках, и читать, конечно, увлекательно.

Как справедливо пишет Крис Ингэм: Отметим, что перевод книги на русский язык сделал наш коллега, музыкальный журналист Александр Беляев, так что в качестве владения предметом сомневаться не приходится!

Сентябрь 14, Яков Каганцов 54 статей. Рецензия опубликована в В других строчках больше ощущения смерти и потери, которые составляют базовую концепцию альбома, выраженную в его названии. Такие вот мученики рок-н-ролла. Отсюда все и выросло.

Люди думают о смерти, она — как магнит: Сама идея, что все мы умрем, — о ней подчас слишком много говорят, а иногда, напротив, совсем замалчивают. Крайне неудобная тема, эдакий чемодан без ручки. Но все это, в общем, нереально, учитывая отношение Хэтфилда к гитаристу. Очередной трактат об убожестве и тщете жизни, оканчивающейся смертью. И все-таки Хэтфилд придумывает припев: Не слишком обнадеживающие строчки, также не много сообщающие о верованиях Хэтфилда — существует ли загробная жизнь или смерть — избавление, последний триумф личности.

Сам не чуждый зависимости, Хэтфилд, по слухам, получил от собственной жены ультиматум, когда дело дошло до борьбы с внутренними демонами, и это могло сыграть определенную роль в написании текста. Понятно, что она о том, что нельзя позволить жизни свалить тебя, что в жизни можно вынести все. Но откуда такое настроение? По правде сказать, немалая вина за это лежит на самой группе: Теперь, вернув силы и уверенность — не в последнюю очередь благодаря хитрым методам работы Рика Рубина, группа отбилась ото всех своих критиков.

Это самая первая песня альбома, которую услышали фэны, ставшие выражать всяческое недовольство, пока не ознакомились с остальным материалом альбома, на котором METALLICA практически вернулась к свои корням, как и обещала.

Исторические науки Книги для родителей Коллекционирование Красота. Искусство Медицина и здоровье Охота. Собирательство Педагогика Психология Публицистика Развлечения. Камасутра Технические науки Туризм. Транспорт Универсальные энциклопедии Уход за животными Филологические науки Философские науки. Экология География Все предметы. Классы 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 Для дошкольников. Каталог журналов Новое в мире толстых литературных журналов. Скидки и подарки Акции Бонус за рецензию.

Лабиринт — всем Партнерство Благотворительность. Платим за полезные отзывы! Вход и регистрация в Лабиринт. Мы пришлем вам письмо с постоянным кодом скидки для входа на сайт, регистрироваться для покупок необязательно.

Войти по коду скидки. Вы получаете его после первой покупки и в каждом письме от нас. По этому номеру мы узнаем вас и расскажем о ваших скидках и персональных спецпредложениях! Войти через профиль в соцсетях. Откроется окно подтверждения авторизации, после этого вас автоматически вернут в Лабиринт. Вход для постоянных покупателей. Введите Ваш логин в ЖЖ, и цена товаров пересчитается согласно величине Вашей скидки. Введите Логин в ЖЖ: Введите e-mail или мобильный телефон, который Вы указывали при оформлении заказа.

Примем заказ, ответим на все вопросы.


Завещание Софи. От Ганновера до Сибири. Трагическая история Софи Лисицкой-Кюпперс и ее похищенных ка

04.08.2014 Прохор 5 комментариев

Через год на свет появился сын Тамары и Йена — Сергей. Софи тем временем полностью сосредоточилась на внезапно объявившейся московской внучке Ольге. Пусть ее мать — горничная, но она наверняка унаследовала отцовский ум, думала Софи, — вопреки своей бедности, она так и не смогла избавиться от высокомерия богачки. С этой прелестной девочкой, которая, словно пересохшая губка, впитывала знания Софи, ей было интереснее, чем с вечно орущим и ревущим младенцем.

Группу еврейских врачей, которые якобы убили нескольких членов правительства, под шумок реабилитировали. Так начал развенчиваться миф о величии товарища Сталина.

Начиная с августа года мало-помалу стали ослабевать суровые запреты, наложенные на миллионы ссыльных. Софи и Йен могли теперь забыть о первом и пятнадцатом числах — об этих черных днях календаря, которых они так страшились.

Больше не нужно было отстаивать длинные очереди в комендатуре. Не нужно бояться, что комендант, в руках которого находится их судьба, окажется в плохом настроении.

И Софи больше не должна ставить закорючку напротив имени Софья Лисицкая. Весной Софи впервые за двенадцать лет съездила в Москву. Совершенно легально, не боясь, что ее поймают и разоблачат. Но она по-прежнему чувствовала себя узницей в отлаженной системе слежки и доносов, исправительных лагерей и ссылок, она по-прежнему несла, как крест, грехи своей родины.

Москва встретила ее холодно и мрачно, зато на вокзале с букетом цветов ждала подруга — Пера Эйзенштейн; они тут же пошли в кафе, где подавали зерновой кофе, который Софи так любила — горячий и черный, сладкий от сахара.

Затем — первая встреча с Ольгой на квартире у шурина Софи, Рувима. Софи пристально разглядывала девочку, которая, застенчиво потупившись, стояла перед ней. Потом она расплакалась и обняла Ольгу. Хотя в Ольгином свидетельстве о рождении отец указан не был, Софи в тот момент отбросила последние сомнения.

С этого момента между бабушкой и внучкой завязалась активная переписка, но инициатива в большей степени исходила от Софи: В Новосибирск она вернулась из судьбоносной московской поездки как раз вовремя, чтобы попрощаться с Йеном. Он не оставлял надежд войти в мир кино, но в городе, где он жил, имелась одна-единственная маленькая студия, на которой снимались документальные фильмы. Вместе со своим другом Евгением, окончившим московский институт кинематографии, Йен собрался на Дальний Восток.

В Хабаровске — городе, который расположен неподалеку от китайской границы, на реке Амур, одной из величайших водных артерий России, — друзья нашли работу на студии, где делались документальные фильмы: Евгений — как режиссер и оператор, а Йен — как его ассистент.

Позже Йен ухватился за представившийся ему шанс возглавить выездную студию в Комсомольске-на-Амуре в качестве корреспондента сибирского телевидения. Среди его работ были сюжеты для еженедельного киножурнала и собственные документальные фильмы, он теперь имел машину с шофером, ассистента и, самое главное — две комнаты в коммунальной квартире. Он смог перевезти к себе Тамару и маленького Сергея. Но даже там, почти на краю света, до него дотягивались длинные руки КГБ. Все осталось по-прежнему — что в Москве, что в Новосибирске, что в Комсомольске.

Телефоны, как и раньше, прослушивались, в этом никто не сомневался. А молодые парни, которые словно без дела слонялись то перед одним, то перед другим домом, даже не пытались скрыть, зачем они на самом деле тут торчат.

Однажды и к Йену заявился кэгэбэшник. Его интересовала переписка, которую ассистент Йена вел с неким английским адресатом. Дескать, Йену будут признательны за помощь. Йен объяснил, что, к сожалению, совсем не знает английского. А ассистенту порекомендовал поискать себе другую работу в одной из больших студий Хабаровска. Но молодой человек, разумеется, мгновенно все понял и быстренько собрал вещи. Софи тоже готовилась к переезду. Йен и Тамара неоднократно приглашали ее перебраться к ним в Комсомольск, ведь в их квартире всем хватило бы места.

Теперь Софи сворачивала свое маленькое хозяйство в Новосибирске. Большую часть картин, оставшихся от Лисицкого, она продала Третьяковской галерее и Государственному архиву в году, когда Софи во второй раз ездила в Москву.

Хотя имя Лисицкого еще помнили, его творения принадлежали искусству прошлого — и потому пылились в запасниках. Стоили они, конечно, недорого. Но Софи и не надеялась выручить за них много денег. Некоторые предметы обстановки, книги и произведения искусства, среди которых было небольшое полотно Клее, она отдала на хранение в семью друзей. С собой прихватила только африканскую статуэтку да шкатулку Швиттерса.

Софи уже перевалило за шестьдесят, но она не боялась оказаться еще на шесть тысяч километров дальше от Европы и опять начать новую жизнь. Ее родина там, где живет ее Бубка. Комсомольск-на-Амуре — город, где Сталин хотел воплотить в жизнь один из своих безумных прожектов: Им предоставляли отдельные квартиры и зарплату сулили более высокую, чем в других регионах Советского Союза. Светлую мечту советской молодежи вытеснили из города отчаяние и безнадежность каторжан, которых отправляли сюда со всей концов страны.

Когда Софи приехала в Комсомольск, это, конечно, уже не ощущалось. Ее взору предстал типичный советский город, стремительно выросший из-под земли и лишенный архитектурного своеобразия — Эль Лисицкому, художнику и архитектору, наверняка захотелось бы его перестроить. Климат здесь был более умеренный и мягкий, чем в Новосибирске.

Мать знаменитого в начале века журналиста Власа Дорошевича, она видела многое и многих: Сюда я приехала с грудой роскошных туалетов и запасом такой ненависти и презрения к людям, что мне за них страшно. За себя я не боюсь ничего: Рассказывает она не только о московском быте, но и о криминальных историях, ведь очерки и романы Александра Соколова писала и на исторические сюжеты, и на уголовные. Она лишена пиетета по отношению к тем, лишь от одного имени которых перехватывает в горле у восторженных потомков.

Так, об императоре Николае I мемуаристка пишет как о распутнике, пытавшемся превратить петербургское светское общество в большой гарем, где всех жертв николаевского сладострастия насильно выдавали замуж за аристократов.

Но все сдавались на его милость. Соколова рассказывает об истории Лавинии Жадимировской, урождённой Лавур. Некрасивый ребёнок, она к 16 годам превратилась в писаную красавицу, за неё просватался богач Жадимировский. В те времена дворянство ежегодно давало парадный бал в честь царской фамилии, которая никогда не отказывалась почтить этот бал своим присутствием.

Лавиния оскорбилась и отвечала бесповоротным и по тогдашнему времени даже резким отказом. Император поморщился… и промолчал. Но когда через пару лет Лавиния влюбилась и сбежала с князем Трубецким, гневу императора не было предела; любовников арестовали на Кавказе Соколова утверждает, что в Одессе при попытке сесть на корабль.

Князя под арест, а Лавинию вернули мужу, хотя он не был против произошедшего и в полицию не обращался. Соколова подчёркивает самодурство императора: Среди достоинств Александры Соколовой — любовь к неожиданным сюжетам, в том числе о Московской консерватории и её директоре Николае Рубинштейне: Речь идёт о влюбившейся в него московской гувернантке, которая начала заниматься пением в консерватории — и пала жертвой собственной страcти.

Когда расставание стало неизбежно, несчастная застрелилась прямо во время концерта в холле Большого зала консерватории. Соколова пишет, что, узнав о случившемся, Рубинштейн играл особенно вдохновенно.

Конечно, не всё в этих мемуарах стоит принимать за чистую монету, память порой подводит автора, и ради красного словца она кажется способной на многое.

Pro et contra [антология]. РХГА — Пальмира, Сталин остаётся незаживающей раной российского исторического мышления. После смерти мужа, во время Великой Отечественной войны Софи, как немку, выслали вместе с сыном Йеном на поселение в Новосибирск, где она и прожила оставшуюся часть жизни. Ею написана монография о творчестве Эль Лисицкого, при ее активной помощи в новосибирском Академгородке была организована выставка картин художника.

Многие его графические работы вдова передала в Государственную Третьяковскую галерею в Москве. Статья посвящена истории взаимоотношений между Д. Дидро и князем А. Основана на анализе их многолетней переписки и других материалов, связанных с заказаом надгробного памятника П.

Голицыну, выполненному Шубиным и Земельгаком по модели Гудона. Сборник статей в честь летия известного исследователя истории и архитектуры Древней руси С. Содержит статьи по истории, архитектуре, живописи и эпиграфике Древней Руси.

Рецензия на книгу воспоминаний выдающегося российского африканиста Аполлона Борисовича Давидсона. Рассматривается содержание и способы выражения субъективного времени в мемуарной литературе. Третий выпуск междисциплинарного сборника посвящен судьбам западноевропейского художественного наследия в России XVIII века.

В статьях ученых из России, Франции, Великобритании, Швейцарии и Австрии раскрывается история формирования эстетических идей и произведений искусства внутри европейского культурного пространства. Статьи основаны на богатом архивном материале, сопровождаются публикацией ранее неизвестных документов.

В статье анализируется поэтика мемуарной книги Б. В центре внимания - два основных принципа изображения участников литературного процесса. Принципы изображения позволяют формализовать литературную иерархию, выстроенную мемуаристом, а также объяснить неточности в воспоминаниях поэта.

В исследовании используется подход, при котором, больше внимание уделяется проблемам человека в контексте общегосударственного развития, его внутреннему миру, восприятию исторических событий. Используются источники личного происхождения дневники, воспоминания, письма , в которых отображены уровень духовной жизни, психология людей определенной исторической эпохи. Статья содержит анализ историографии тайной полиции в Российской империи.

Выявляя подходы историков к данной теме и способы их работы с историческими свидетельствами, автор показывает негативные следтвия политической актуальности и процесса герметизации знаний о государстве. Ревизия историографического наследия позволяет автору освободить восприятие темы от созданных в разные времена и в разных условиях "квазиочевидностей". Одновременно обращается внимание на наличие богатого комплекса делопроизводственных докуменов полицейского ведомства, сохранившихся в Государственном архиве Российской Федерации.

Предлагая неоинституциональный подход к их анализу, автор показывает очевидные и латентные информационные возможности обнаруженных документов. В статье рассказывается, как шла подготовка к спектаклю "Борис Годунов" в Театре на Таганке. Как из кропотливой совместной работы режиссера и актеров постепенно вырастало здание спектакля.

Приводятся стенограммы репетиций года - до вынужденного отъезда Юрия Петровича за границу. Опираясь на отечественный и зарубежный опыт, автор пытается показать влияние социальной политики советского периода на становление и развитие социального государства на разных его этапах в ведущих странах Запада, а также последствия разрушения СССР для современного состояния и перспектив социального государства в мире.

Анализ современного общества, пронизанного медиа, ведется с позиций этнометодологического подхода и представляет собой попытку ответа на кардинальный вопрос: Исследование ритуалов идет по двум основным направлениям:


История моих солдатиков Рюрик Попов

04.08.2014 Эмиль 2 комментариев

Вы экономите 0 р. Пять детских книг в классной сумке. Забирайте заказы без лишнего ожидания. История моих солдатиков Отсутствует. Аннотация к книге "История моих солдатиков" Увлечение оловянными солдатиками было традиционным для петербургских мальчишек в конце XIX и на всем протяжении XX века. Отложить Мы сообщим вам о поступлении! Только у нас — новые детские книги.

История цветов и фигур 9 фото. Манн, Иванов и Фербер: Девочка, которая боялась своей тени 12 фото. Потрясающие роботы, придуманные самой природой 3 фото. Том 2 27 фото. Приключения Тома Сойера 14 рец. Звезда имени тебя 7 рец. Кавказский пленник 5 рец. Иллюстрации к книге Рюрик Попов - История моих солдатиков. Рецензии и отзывы на книгу История моих солдатиков. Автор рецензии покупал эту книгу в Лабиринте. Если в равной пропорции смешать мемуары, приключенческую повесть и книжку серии "Сделай сам", получится чудесный гибрид под названием " История моих солдатиков ".

Но фокус в том, что олово и фанера - это только "цемент", скрепляющий историю, годы и поколения. Ведь, если бы Рюрик Попов написал книгу "История моей семьи" или того лучше "Жизнь моего отца", или попросту "О себе, родимом", честное слово, это было бы совсем не то. XX век, пропущенный через призму оловянной армии, через игрушечный магазин, через форму для отливки фигурок, выглядит совсем не так, как написано в учебниках истории.

Сравнивать книги, как и полотна, — конечно же дурной тон, свидетельство того, что читатель не может подобрать слов для понятного описания и то и дело пускается в нудный пересказ сюжетных линий. От пересказа воздержусь, а вот Швамбранию упомяну непременно. Написать о своем детстве так, чтобы у читателя возникла подмена воспоминаний, появилось стойкое ощущение, что грот с фигуркой черной королевы, картонная коробка оловянных кавалергардов валяются где-то тут, в пыльном чулане, и стоит только руку протянуть Как это назвать одним словом?

Ностальгия по детству, которого не было? И Кассиль, и Рюрик Попов владеют этим искусством в совершенстве. С первой же страницы Вангу, Шунгу и Бонгу начинаешь любить так же крепко, как собственных братьев и сестер.

В собственное детство возвращаешься уже к пятой странице. К двадцатой ловишь себя на мысли, что где-то в районе Кузнецкого моста, в антикварной лавке, продаются оловянные солдатики и доисторические индейцы. К пятидесятой всерьез обдумываешь, как половчее сделать форму для отливки и где добыть олово Кстати говоря, страстное желание чего-нибудь выпилить или склеить возникает не только и не столько у взрослого читателя, сколько у ребенка.

Вторая часть книги целиком и полностью посвящена вопросам создания игрушечной армии. Как сделать город, из чего соорудить оружие, что должно быть на карте сражения и наконец Пластилин, гипс, масло - форма готова! Солдатики справедливо делились между братьями и сёстрами, каждый создавал свою страну, придумывал для неё название, рисовал герб, гимн, строилось целое королевство! Сначала это были Шунгия и Иллирия.

Шунгия зачахла, позже на её месте появилась Веллия. Между государствами шли сражения… Очень интересно читать, как игра рождалась, изменялась, развивалась. Папа купил нам с Людой сказки Андерсена. Какие чудные домики были нарисованы в этой книжке! С лесенками, нависающими этажами, с черепичными крышами. Маме и нам они так нравились! И папа лобзиком выпили домики для мирных жителей. А для солдатиков мыс папой склеили крепость из спичечных коробков. Однажды папа принёс гипс, пластилин и сделал первую формочку для литья солдатиков.

Потом после прочтения каждой интересной книги дети делали её героев и пополняли ими населении своей страны солдатиков. Ведь читать о чужих играх — это такой удивительный способ побудить ребёнка к игре, показать ему пример сложной многовариантной сюжетно-ролевой игры или не менее захватывающей игры-стратегии со строгими правилами. В книге речь идёт о сложных, трагических временах, упомянута гражданская война и то, как она повлияла на жизнь многих семей.

Семья автора книги была сослана в Западную Сибирь, дедушка был объявлен врагом народа и посажен в лагерь… После Великой отечественной войны из 4 членов семьи в живых остались только двое. Речь в книге идёт и о важных нравственных вопросах. Как-то раз двое соседских мальчиков, попросились поиграть у Поповых и на следующий день хозяева обнаружили пропажу лучших коллекционных солдатиков.

Игрушки так и не нашли. Спустя годы мальчик Рюрик, тот самый, который в детские годы увлечённо играл в солдатиков и придумывал восстания под руководством карабасистов, стал художником и написал для нас эту книгу.

Вторая часть книги посвящена описанию правил игры-стратегии. Автор подробно, с рисунками и пояснениями, объясняет, как солдатики ходят, как сражаются, кого считать победившим, как брать в плен и т. Это подсказка и ребёнку, и взрослому, ведь многие взрослые сегодня увлекаются подобными играми, настольными и компьютерными. Игра в солдатики хороша тем, что игровой материал может быть самым разнообразным, а сами солдатики — это не просто карточки с обозначением героя, его силы и т.

Также автор рассказывает, как и из чего самому делать солдатиков, как их правильно раскрашивать, как создать для них страну.

Великолепные рисунки к этой книге делал сам автор, который, как и его отец, стал художником. Не исключено, что выбором профессии он обязан и своему детскому увлечению — игре в солдатики, ведь, как оказалось, придумывать их, делать и раскрашивать — работа, которая требует высокого мастерства, игра в солдатики — на грани искусства, а коллекционирование солдатиков требует знания истории и культуры.

Наверняка, почти всем, кто прочитает эту книгу, захочется хотя бы раз поиграть в оловянных солдатиков или хотя бы полюбоваться на них в музее. И вот он ответ — эта чудесная книга, с такой любовью, добротой и увлеченностью рассказывающая об искусстве именно искусстве игры в солдатики. Возможно, по похожим правилам играли в солдатики дети из знаменитой азбуки в картинках Бенуа буква И или даже, давно-давно в детстве сам великий Суворов.

Кроме описания самой игры, интересных способах отливки солдатиков и создания городов чуть сложнее и дольше, чем в некоторых современных книгах, но и более долговечных, с выпиливанием лобзиком и изготовлением нужного сплава для солдатиков в книге интересна и сюжетная линия, относящаяся к истории семьи автора.

Очень рекомендую издание всем мальчикам и девочкам и конечно, родителям. Все отзывы и рецензии 8. Вы и ваш ребенок. Уроки дедушки Гаврилы, или Развивающие каникулы 6 рец.

Ребята с нашего двора. Дорогой добра 19 рец. Программируй своего первого робота, или Ваш личный робопёс 1 фото. Энциклопедия для малышей в вопросах и ответах 1 фото. Первая -это собственно история семьи. Их было трое детей, два брата и сестра. В игре братья придумали свой мир, где было две страны " Шунгия" и " Иллирия". Маленькой сестре сделали " Веллию". Там были и горы из угля и глины, и гробница двух королей из сломанных солдатиков,и море на полу, в игрушечных пушках слелали дырочки, чтобы пулять по-настоящему, была железная дорога, перевозящая солдат в нужное место, были дома для мирных жителей.

Все было хорошо, пока в г не началась революция. Отцу Николаю Николаевичу пришлось выехать на юг, потому как он разводил лошадей, а в голодное время кормить их стало нечем. Но там лошадей конфисковали,отца назначили инструктором лошадей в Воронеже. В стране шла гражданская война. Белые решили разгромить тылы красных, грабили все на своем пути. Семье пришлось бежать, бросив вверенных лошадей.

Поповы вернулись в Петербург. Старший сын Боря вырос, женился, и у него родился сын Рюрик-это и есть автор книги. Оставшиеся после переездов солдатики перешли в наследство ему, и пополнялась коллекция подаренными новыми по праздникам. Борю и деда Николая Николаевича орестовали в г. Деда выслали в Оренбург, но там опять орестовали, там он погиб.

А спустя много лет бабушке дали справку, что погиб он без вины, что был честным человеком. Семью сослали в Сибирь, потому что они были образованнымм, просвещенными. Борис Николаевич стал работать в театре художником,добился успеха, жили хорошо. В переехали в Казань, в началась война с Германией. В отец Борис Николаевич умер,сестра Людаша тоже заболела и умерла, мать и сын Рюрик вернулись в Петербург вдвоем. Им выдали бумагу о невиновности, вернули доброе имя.

Описаний войны нет, автор предлагает читать о ней в других книгах. Автор стал художником, как папа, и также как папа, любил и берег солдатиков. Он писал " Историю Иллирии", но немного стеснялся своего увлечения. Потом познакомился с музейным работником -полковником в отставке, и он коллекционировал солдатиков, и тот ему внушил, что стеснятся нечего. Уточню, что параллельно с рассказом о жизни, семье, работе, идут главы про коллекцию солдатиков, начиная с деда,что с ними каждый раз происходило из-за жизненных передряг, то забыли, то сожгли, то потеряли, то купили новых, о том как их страны всегда жили своей жизнью в перерывах между страшными событиями.

Вторая часть-это пошаговый план игры в солдатики. Интересно будет как родителям, мастерящими с детьми, так и подросшим мальчикам, любящим ручной труд.

Мне лично, очень интересно и познавательно. Изучив, могу теперь рассказать правилы игры для сына. Конечно, придуманные кем-то правила-это не обязательные правила для всех. Но очень удобно, когда совершенно не в теме и фантазия скудна. А подрастет и сам придумает какие захочет сюжеты и правила. Это лишь опорный пункт.

Это расстояние называется делением. У нас делением была спичка". Артиллерийские запряжки, повозки-на два. Покзжа, грузовые автомобили-на пять, а легковые -на шесть. Также описаны способы стрельбы: Пешие фигурки стрелять могут все, даже если фигурка без ружья- его мастерят из трубочки и гвоздика, прикладывая ровно по плечам солдатика. Если упал, значит убит, зацепил других-они тоже убиты.

У пушки ствол должен быть сквозным, делается из трубочки, управляют три солдатика-два наводят дуло, один заряжает.


Криминальное чтиво. полная история шедевра квентина тарантино

04.08.2014 Олег 0 комментариев

Зарегистрироваться через социальные сети: Зарегистрировать аккаунт на сайте: Я принимаю пользовательское соглашение и политику обработки персональных данных. Книги Искусство, дизайн и мода Кино и театр. Полная история шедевра Квентина Тарантино Бейли Джейсон. Кадры со съемочной площадки. Обложки дешевых книг и журналов, которым подражал режиссер. Статьи известных кинокритиков и исследователей творчества Тарантино.

Уникальные схемы, нарисованные фанатами. Прочитав эту книгу, вы узнаете: Что, скорее всего, находилось в таинственном кейсе Марселласа Уоллеса. Один из самых обсуждаемых предметов в мировом кино, за четверть столетия оброс самыми невероятными теориями и трактовками желтого свечения. Самая известная теория твердит, что внутри душа Марселласа Уоллеса, запертая на комбинацию , которую он продал дьяволу, а тот извлек ее, по легенде, из затылка, на котором у Марселласа теперь маленький пластырь.

Правда, какое отношение пара молодых парней, якобы партнеров, может иметь к столь мистическому предмету и почему тогда Ринго, в кафе, говорит, что это прекрасное зрелище. На самом деле, содержание дипломата не столь важно. Куда более определяющую роль для сюжета Криминального чтива играет его судьба и необходимость сохранить любой ценой.

Винс и Джулс убивают ради него троих людей, затем случайно погибает Марвин, завязывается ситуация с Бонни, а после опасность потерять ценный груз в кафе, отдав его грабителям. Словно по заветам самого Хичкока, этот предмет просто двигает историю вперед, руками главных персонажей и несет скорее символическое, чем практическое значение.

Как неоднократно говорил в интервью сам Тарантино , внутри находится именно то, что каждый зритель хочет домыслить самостоятельно. Мы отдельно еще рассмотрим три судьбоносных похода в туалет Винсента в Криминальном чтиве, каждый из которых форсировал сюжет Pulp fiction неожиданным поворотом. Но если вспомнить, то туалетные комнаты появляются в фильме не только в этих трех случаях. В квартире молодых партнеров Марселласа, третий парень прячется в туалете, перед тем как разрядить в непрошенных гостей патроны своего большого револьвера.

Винс Вега и Джулс моют руки в ванной Джимми и обсуждают пикантность ситуации, в которую они попали. Здесь обычно приводят две метафоры. Как и в случае с дипломатом, эти золотые часы, которые маленький Бутч получает от персонажа Кристофера Уокена, носят символический характер и являются двигающей силой сюжета.

В данном случае для Бутча — этот маленький предмет двигает его историю вперед, сталкивает сначала с Винсентом в туалете квартиры, затем с Марселласом на улице, а после с извращенцами в подвале магазина. Кроме прочего, золотые часы придают жизни Бутча определенный смысл. Да, он хочет попивать коктейли где-нибудь на тропическом острове вместо со своей девушкой Фабиен. Но он и так бы получил хорошие деньги за подтасовку боя и сотрудничество с мафией.

Но вот как раз от этой связи Бутч хочет избавиться. Золотые часы напоминают ему о прошлых поколениях его семьи — о мужчинах, которые с честью воевали на фронтах Первой и Второй Мировой, об его отце, который с честью погиб в плену, спасая своих подчиненных во Вьетнаме.

Позже Бутч вернется на путь чести, когда решит спасти от издевательств Марселласа. В сцене, где Бутч Брюс Уиллис вырывается из заключения насильников, он останавливается.

Еще недавно он готов был прострелить голову Марселласу, но теперь решает не оставить того на расправу извращенцам. Сначала выбор персонажа Уиллиса падает на вполне обыденный, для хозяйственного магазина, молоток.

Затем на бейсбольную пилу — традиционный атрибут в кино под прилавком в американских магазинах. Бензопила оказывается уже менее заурядным предметом, но вот самурайская катана здесь кажется чужой.

Мейнард и Зед издевались здесь над людьми, убивали их, что вполне вероятно. Но сегодня здесь оказался необычный человек, который взял в руки такой же незаурядный предмет. Для Бутча же это решение спасти Марселласа, и сам меч — связь с его предками, которые жили и погибали с честью, как японские самураи за столетия до того. Хотя события фильма Криминальное чтиво разворачиваются на улицах Лос-Анджелеса, мы видим конфедеративный флаг — один из печальных символов Гражданской войны в США в годах.

Видим мы этот предмет все в той же лавке Мейнарда. Существует популярная трактовка этого символизма в Криминальном чтиве. Фактически, кода Бутч спасает Марселласа от ужасной участи, он освобождает чернокожего мужчину, над которым решили надругаться двое белых, с южным акцентом и флагом Конфедерации, висящим рядом с национальным.

И хотя Зед определяет судьбу первой жертвы считалочкой, определенный символизм и отсылку к расовым проблемам в США здесь найти можно. Цитаты из Библии, книги пророка Изекиля. Отрывок касается, в наибольшей степени, именно развития персонажа Джулса. Раньше фраза не значила для него ничего библейского. Он просто считал ее пафосным дополнением к хладнокровному убийству человека, на которого ему ткнули пальцем. После же случая с избеганием смерти от пуль, герой Джексона начинает искать смысл и применять строки из Библии к себе и своей жизни, а после к ситуациям.

В сцене в кафе и диалоге с Гринго Тим Рот Джулс рассуждает, кто пастырь — кто слаб, а кто тирания зла. Марселлас Уоллес говорит Бутчу, что тот потерял все привилегии в городе и должен сегодня же убраться. Вне всяких сомнений, Лос-Анджелес полон интересных мест, культовых, но фильм не эксплуатирует их. Большая часть событий и диалогов происходит внутри помещений, с акцентом на людей и их истории.

Но на дворе все же е и это еще одна невероятная особенность Pulp Fiction. В кадре лето, хотя Джулс и Винс Вега отмечают, что по утрам здесь бывает прохладно без одежды. Большая часть событий происходит днем, но есть и вечерние сцены, опять же, чаще интерьерные, а не на открытых локациях, как того можно было ждать. Фактически, две истории разворачиваются в одной киновселенной и также в Лос-Анджелесе. Квентин Тарантино сам подтвердил этот факт, а также то, что изначально думал пригласить на роль Майкла Мэдсена, в качестве предыстории его прошлых похождений, но тот предпочел участие в другом проекте, о чем потом, явно, имел время пожалеть.

Тарантино исполнил не просто камео, а полноценную роль Джимми — человека, который соглашается, на свой страх и риск, выручить Джулса с напарником. Так вот интересно, что в титрах этот персонаж указан просто как Jimmy, но, если задаться целью, можно найти информацию, что фамилия героя Dimmick.

И стоить отметить, что в Reservoir dogs его персонаж, Мистер Розовый, долго рассуждает о работе официанток и вспоминает, что сам работал за минимальную заработную плату. Тарантино придумал фаст-фуд сеть заведений Big Kahuna Burger, и она не существовала в реальности в Лос-Анджелесе, хотя с приходом популярности к его фильмам, выдуманная марка стала эксплуатироваться разными заведениями.

Джулс отмечает, что этот гавайский бургер, который он берет со стола у Брэда, очень вкусный и советует Винсу его попробовать в будущем. Можно еще раз упомянуть таинственное содержимое дипломата, которым должны завладеть Винс и Джулс, по важному поручению Марселласа. Отсюда и свечение, и задумчивые взгляды сначала Винса, а после и Ринго, на содержимое.

В Криминальном чтиве в ее персонажа не специально попадает пулей Марселлас Уоллес, когда хочет застрелить Бутча, после автомобильной аварии. Фактически Джулс, как и Винсент Вега — хладнокровный убийца, который зарабатывает деньги на жизнь, выполняя приказы своего босса. Он не задается вопросом, заслуживает ли человек смерть. Он беспокоится о чистоте полотенец в ванне, но абсолютно безразличен к смерти молодого парня Марвина.

Он цитирует Библию, но долгое время даже не вдумывается в смысл произносимых им слов. В Криминальном чтиве, Тарантино дает нам понять, что даже наемные убийцы могут быть человечными, когда поворачивает линию героя на градусов.

В разговоре с грабителем кафетерия, Джулс признается, что понимает, как трудно изменить свою жизнь, и что он старается изо всех сил, именно поэтому сохранит жизнь Тыковке Ринго и Зайчишке Иоланде , и не позволит Винсу их пристрелить за долларов, в частности. Переосмысление своей жизни и окружающего мира, которое волной накатывает на Джулса, интересно по целому ряду причин. В самом начале фильма Криминальное чтиво он представлен отстраненным убийцей, который ведет диалог о массаже женских стоп, телевизионных пилотах, чизбургерах в Европе.

Спустя несколько минут, он хладнокровно убивает троих людей, следуя типичному, для него, поведению. Он выполняет приказы своего босса и не сильно задумывается, достоин ли человек, на которого указали, погибели. Более того, в диалоге с героем Тима Рота, за столом в кафе, Джулс признается, что в любой другой день он бы их уже давно убил, не пошевельнув и бровей.

Он сохраняет одну жизнь в своеобразном акте обмена на три смерти, которые принес в начале истории. Таким образом, Квентин Тарантино в своей истории подчеркивает, что у нас всегда есть выбор, даже в чрезвычайных условиях мира насилия.

Это кульминация идеи, после выбора, который сделал ранее Бутч, чтобы спасти Марселласа от издевательств насильников. Удивительно, как Квентин Тарантино создал этот запоминающийся образ мирового кино, показав нам преступника, которому платят за убийства. Более того, Винсент еще и наркоман, который курит, пьет алкоголь и колет себе героин. Такой, на первый кинематографический взгляд, неприглядный и неприятный персонаж, раскрывается через диалоги.

Нам его почти жалко, когда Винс не намеренно вышибает мозги Марвину в машине, и похож на растерянного ребенка. Когда он обижен и смущен в моменты, когда на него повышают голос. Винс делает знаменитый укол Мие Уоллес огромным шприцем и спасает ей жизнь.

Он готов с легкостью убить другого человека Иоланда и Ринго , чтобы выручить из беды своего друга Джулса или из принципа, ради долларов. Не способен отказать боссу, как с просьбой убить каких-то парней, так и повезти жену вечером в ресторан. Он танцует культовый танец и удивляется, почему простой молочный коктейль стоит целых 5 долларов. Таким образом, сюжет раскрывает этого убийцу и наркомана, как персонажа и личность — полноценного участника истории Криминального чтива.

В итоге, после удачного стечения обстоятельств с выстрелами мимо, Винсент Вега, в отличие от Джулса, не видит никаких знаков в произошедшем и его настигает смерть, словно цитируя ту саму фразу из Библии о мщении за грехи. Фактически, Винсент является связующим звеном между арками двух персонажей, которые преображаются на протяжении истории. Солидную долю своего экранного времени, особенно в первом и заключительном актах, Винс проводит в компании с Джулсом.

Пока последний принимает знаки свыше, меняет свое отношение к жизни, будущему, персонаж Джона Траволты остается циником. Он рассматривает удачу с выстрелами, как просто стечение обстоятельств, и оценивает решение Джулса завязать с преступной деятельностью, как глупость.

Впоследствии, не последовав за своим другом на покой, Винсент получает целых два испытания. Первое — ситуация с Мией, шанс стать трупом от рук собственного босса.

А вторая ситуация, уже без альтернативы или выбора, приводит героя Траволты к смерти, словно цитируя все тот же отрывок из Библии, которым так увлекался Джулс. Если бы Винса Вегу не застигла смерть, он остался бы все тем же недалеким парнем, который, когда не убивает людей, проводит время с женщинами, друзьями, обращает внимания на различия в Бигмаках, и интересуется, что такое пилот в сериалах. Примечательно, что, хотя Винсент Вега — преступник, еще и с героиновой, алкогольной и сигаретной зависимостью, он живет по определённым понятием чести, как ему кажется.

Он готов выполнить любое указание своего начальника Марселласа. Причем не столь важно, что это — убить незнакомых парней, доставить таинственный дипломат или застать врасплох Бутча. Тарантино вновь высмеивает жизнь таких преступников сюжетной линей и с Мией. Винс легко убивает людей из пистолета, оттирает мозги с волос, но его бросает в дрожь от задания, повести жену босса вечером в кафе. Он понимает, что Марселлас может проверять его и сам озвучивает мысль, что это его личная проверка на верность.

Каждый раз, когда герой Джона Траволты идет проведать уборную комнату, случается что-то непредвиденное для него, для зрителя, и несущее серьезные последствия. Таким образом, важные для сюжета события происходят на контрасте с совершенно обыденным, сведенным до шуток, процессом, как поход в туалет. В двух сценах Винсент Вега выступает второстепенным героев в разворачивающихся событиях и в одной — протагонистом, который должен разрешить сложившуюся ситуацию.

Персонаж, флэшбек из жизни которого начинает историю Криминального чтива, если выстроить сцены pulp fiction в правильной хронологической последовательности. Мы видим маленького мальчика, к которому приходит незнакомец. Мужчина в военной форме Кристофер Уокен служил с отцом Бутча во Вьетнаме. Он передает семейную ценность семейства Кулиджей, которая прошла три войны, и дает ребенку несколько наставлений.

В этом конкретном моменте, мальчик молчит, и мы не можем сделать какие-либо выводы о его личности и отношении к смерти отца и всему этому разговору на полу в гостиной. Однако Тарантино оставляет здесь мощный сюжетный якорь, который позже будет раскрываться через отношение Бутча к золотым часам отца и прошлому своей семьи. Еще более интересно предположить, почему же Бутч Кулдиж рискнул бросить вызов боссу организованной преступности, рискнуть жизнями своей и Фабиан, чтобы заработать на несколько десятков тысяч долларов больше.

Ведь сотрудничество с Марселласом могло сулить еще большие дивиденды в будущем. Сюжет Криминального чтива не раскрывает нам природу их отношений и обстоятельства встречи в прошлом. Вместе с этим, Бутч явно не в восторге от того, что ему приходится иметь дело с преступниками, отбросами общества. Что лысый чернокожий босс мафии указывает ему что делать, низводит его боксерскую карьеру и личность в целом, велит засунуть свою гордость куда подальше и продаться, показать себя слабаком на ринге и лишиться чести за пару пачек банкнот.

Винсент знает, что Бутч боксер и, видимо, тот факт, что его нахождение здесь и разговор с боссом не случайны. Бутч держит себя в узде, но он также видит, с каким расположением Марселлас относится к этому самому неуважительному грубияну, в то время как Бутчу, всего пару минут назад, он предлагал продать свою честь и засунуть гордость в пятую точку.

В одном из интервью Квентин Тарантино намекнул, что это именно Бутч поцарапал автомобиль Винсента — правда не совсем ясно, где он его нашел у заведения Уоллеса, если Винс Вега и Джулс приехали на такси. Бутч, в одной из сцен, говорит себе, что именно так он и одолеет всех этих подонков, ведь они его постоянно недооценивают.

Он хладнокровно убивает Винсента в туалете, завершая их заочное знакомство. Еще куда более интересным кажется решение Бутча все же вернуться в подвал лавки и спасти Марселласа от насильников. Последнему было суждено не только быть жертвой насилия и унижения, но и, наверняка, быть убитым, чтобы избежать последствий. Когда Бутч останавливается в дверях, что-то в нем переключается.

Причина в том, что, хотя он убил уже двух человек менее чем за сутки, Бутч не плохой человек. На него влияет славное прошлое его семьи, где прадед, дед и отец воевали и погибали за свою страну. Отец Бутча спас своих подчиненных от смерти. Более того, во флешбеке капитан Кунс говорит, что надеется, что Бутчу никогда не придется испытать ту ситуацию, в которую они попали с майором Кулиджем.

Когда двое мужчин попадают в такую ситуацию плен во Вьетнаме , тебе приходится брать ответственность за товарища. Это выглядит невероятной иронией, для Бутч Кулидж , видимо, воскрешает эти напутствия из глубины подсознания и таким товарищем по несчастью становится для него Марселлас, которому он еще недавно планировал хладнокровно прострелить голову по принципу: Интересно также обратить внимание на отношение Бутча к своей девушке Фабиан.

Он предстает зрителю человеком эмоциональным, который браниться, который может легко сорваться. Бутч только что убил на ринге своего оппонента и не слишком переживает по этому поводу. Он бросил вызов целой преступной организации. Однако со своей девушкой Фабиан он совсем иной. Он уточняет, почему та хочет иметь небольшое пузико, как она провела день, что будет кушать. Даже когда он срывается на нее, крича сначала узнав про забытые золотые часы отца, а после уже на мотоцикле , после пытается смягчить ситуацию.

Бутч интересуется, заказала ли девушка завтрак и какими на вкус были блинчики. Долина Ужаса Артура Конан Дойла не столь известна широкому кругу зрителей, как та же Собака Баскервилей, но по-своему интересна, как детектив. Мистическая история Стивена Кинга, которая читается на одном дыхании и многим известная благодаря телевизионной экранизации года.

Stedman describes love and betrail on solitude Janus Rock island. Нелинейный сюжет в Криминальном Чтиве Квентин Тарантино сам отмечал, что, по его мнению, у хорошей истории должна присутствовать завязка, основная часть и развязка, но не обязательно в такой последовательности.


История французского языка. Учебник Л. М. Скрелина, Л. А. Становая

04.08.2014 Виктория 5 комментариев

Государство — У этого термина существуют и другие значения, см. Информационное право — рассматривается как наука, как учебная дисциплина и как собственно система правового регулирования отношений в информационной сфере, то есть подотрасль российского административного права.

Лобачёва, Елена Николаевна — В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Мы используем куки для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать данный сайт, вы соглашаетесь с этим. Другие книги схожей тематики: Учебник для бакалавров В издании история французского языка представлена в единстве внутренних и внешних факторов развития.

Таким образом, язык рассматривается как саморазвивающаяся система и как средство общения… — Юрайт, Бакалавр. Становая История французского языка. Учебник для бакалавров Рассматриваются вопросы формирования французского языка, начиная с его предыстории I в. Академический курс электронная книга Подробнее Экспорт словарей на сайты , сделанные на PHP,.

Пометить текст и поделиться Искать во всех словарях Искать в переводах Искать в Интернете. В истории уже при Константине воскресный день был объявлен праздничным днем. Впрочем, отсутствие знаний - это лишь второстепенный фактор в образовании детского эгоцентризма. Особое внимание уделено влиянию различных центров письменности на раннее складывание норм общефранцузского языка. Впервые введен раздел о создании школ, центров грамотности и письменности, о роли монастырей в культурной и духовной жизни общества.

В издании история французского языка представлена в единстве внутренних и внешних факторов развития. Таким образом, язык рассматривается как саморазвивающаяся система и как средство общения, функционирующее во времени и пространстве. Большое внимание в настоящем учебнике уделено проблематике диахронических исследований, показано современное состояние науки о языке. Арт-раскраска для взрослых Английский язык: Часть 1 Белых В.

Книжный каталог Наука и образование Скрелина Л. Предложения интернет-магазинов Луиза Михайловна Скрелина История французского языка 3-е изд.

Учебник для бакалавров р. История отечественного государства и права. Для бакалавров р. Организация деятельности коммерческого банка. История Нового времени, Учебник для общеобразовательных организаций. English for students of economics: Статьи, обзоры книги, новости История французского языка История французского языка.

Становая Рассматриваются вопросы формирования французского языка, начиная с его предыстории I в. Ссылки на книгу Уважаемые пользователи сайта! Краткая информация по данной странице Название: История французского языка Журнал Театр и искусство. Становая У нас вы можете скачать книгу История французского языка. Луиза Михайловна Скрелина История французского языка 3-е изд www.

Учебник для бакалавров Особое внимание уделено влиянию различных центров письменности на раннее складывание норм общефранцузского языка.

Похожие загрузки Jonathan Walford Forties Fashion: Пишите мне в PM, поговорим.


Романовка. Родники истории Анатолий Голев, Алексей Крюков

04.08.2014 Кузьма 5 комментариев

Это был дом Августа Карловича Мади. Он его строил и мельницу тоже. Его раскулачили в году и отправили на поселение в Среднюю Азию.

Я пришел учиться в этот дом в м году. Моим учителем был Алексей Александрович Красиков. Когда я издал вторую книжку стихов, то решил ему подарить. Приехал к нему на станцию Корнево. Алексей Александрович, мы для вас дети - как были, так и остались. Я его попросил написать воспоминания о Романовской школе, где он преподавал с по год и был директором. Он написал и передал мне свои воспоминания, а через полгода умер. Очень хороший был человек. А финнов сюда высылали из Финляндии за провинность на вольное поселение.

Когда Петр прогнал шведов, он финнов не тронул, ведь они сюда пришли не как завоеватели. До того как губерния стала называться Петербургской, была — Ингерманландская. До шведов наша земля принадлежала русским - Великому Новгороду, сохранились переписные книги деревень и их жителей.

Первый хозяин этих земель после победы Петра в Северной войне Всеволод Андреевич Всеволожский привёз сюда своих крепостных с Урала. Сначала они жили на территории нынешнего техникума, потом он стал давать им участки и лес здесь, в Романовке. Потомки тех крестьян здесь и сейчас живут. На Урале они жили в деревне Волковская, даже и перед войной еще было разделение: Волковская сторона и Романовская сторона.

В начале Романовки левая сторона была Волковская. Устроили сход за переименование деревни, Андрей Романович Волнухин выступил и сказал: В общем, все проголосовали за деревню Романовку. Ему рассказывала его бабушка, что 3-е озеро можно перейти. Я долго искал и нашёл это место: Как она будет называться? Готовлю её в соавторстве с другим краеведом — Крюковым.

Он много работает в наших и финляндских архивах. А все мои публикации, выходившие до сих пор, можно найти в Романовской библиотеке. Кто сделал много для России,. Чтобы она была богата? Был это Петр - царь Великий. И Ленин - вождь пролетариата. Всегда, всегда на миллионы лет. Я не хочу подачки на обед,. Что нам данайцы присылают. Другой - в паршивую помойку. Слова - как приговор: Тема сейчас эта очень популярна.

В наше время многие ведут жизнь Для регистрации на BookMix. Главная Образование и наука История Романовка. Родники истории Купить в магазинах: Подробнее об акции [x]. Я читал эту книгу. Анатолий Голев , Алексей Крюков Издательство: Рецензии Отзывы Цитаты Где купить. Книга написана в стиле "народной истории"; большие исторические события даны в рассказах современников - людей, переживших лишения и потерю родины.

Любое воспроизведение материалов сайта www. Неоднократное использование материалов возможно только при уведомлении разработчиков сайта www. Альбом "Агитатор", Хартыга ".

Нужно верить в чудеса! Своевременная книга про биткоина. Анорексия длиною в жизнь:


История России с древнейших времен. Книга II. 1054—1462 С.М. Соловьёв

04.08.2014 derlighri 0 комментариев

Для России окончился период чувства и началось господство мысли; древняя история перешла в новую. Переход этот Россия совершила на два века позже, чем западно-европейские народы, но, подчиняясь тому же историческому закону, как и те.

Движение к морю было вполне естественным и необходимым: Но переход этот совершился не безболезненно: Однако, необходимость науки была осознана и провозглашена торжественно; народ поднялся, готовый выступить на новый путь.

Он только ждал вождя, и этот вождь явился: То и другое дало силы пробиться к морю, воссоединить западную половину русской земли с восточной и встать в ряду европейских держав на положении равноправного и равносильного сочлена.

Таков, по мнению Соловьёва, ход русской истории и связь явлений, в ней замечаемых. Соловьёв первый из русских историков совместно с Кавелиным , одновременно высказывавшим ту же мысль осмыслил всё наше прошлое, объединив отдельные моменты и события одной общей связью. Для него нет эпох более или менее интересных или важных: Соловьёв указал, в каком направлении должна вообще идти работа русского историка, установил исходные точки в изучении нашего прошлого.

Он первый высказал настоящую теорию в приложении к русской истории, внеся принцип развития, постепенной смены умственных и нравственных понятий и постепенного роста народного — и в этом одна из важнейших заслуг Соловьёва. Монументальный труд Соловьёва впервые схватил существенные черты и форму исторического развития нации.

Западники, к которым принадлежал Соловьёв, ставили современному обществу высокие общечеловеческие идеалы, побуждали его во имя идеи прогресса идти вперёд по пути общественной культуры, вселяя ему сочувствие к гуманным началам. Бессмертная заслуга Соловьёва заключается в том, что он внёс это гуманное, культурное начало в русскую историю и вместе с тем поставил разработку её на строго-научную почву.

Оба начала, проводимые им в русской истории, тесно связаны одно с другим и обуславливают собой как общий взгляд его на ход русской истории, так и отношение его к отдельным вопросам. Он сам указал на эту связь, назвав своё направление историческим и определив сущность его тем, что оно признает историю тожественной с движением, с развитием, тогда как противники этого направления не хотят видеть в истории прогресса или не сочувствуют ему. Правда, критика не без основания упрекает автора в несоразмерности и механической сшивке частей, в обилии сырого материала, излишней догматичности, лаконизме примечаний; далеко не все страницы, посвящённые явлениям юридического и экономического быта, удовлетворяют современного читателя; исторический фонарь Соловьёва, направленный преимущественно на рост государственности и объединяющую деятельность центра, неизбежно оставил в тени многие ценные проявления жизни областной; но рядом с этим Соловьёв впервые выдвинул и осветил массу важнейших явлений русского прошлого , которых раньше не замечали вовсе, и если некоторые из его взглядов и не получили полного права гражданства в науке, то все без исключения будили мысль и вызывали на дальнейшую разработку.

Свой метод и задачи русской историографии Соловьёв изложил в статье: Библиографический перечень сочинений Соловьёва составлен Н. Основные положения Соловьёва подверглись критике ещё при его жизни. Аксаков, в разборе 1, 6, 7 и 8 тт. Как пример полного непонимания исторических воззрений Соловьёва, можно указать на статью Шелгунова: Сергей Михайлович Соловьёв Другие книги схожей тематики: Соловьев История России с древнейших времен.

Соловьева включены третий и четвертый тома "Истории России с древнейших… — Книга по Требованию, - Подробнее В — Книга по Требованию, Подробнее Соловьева История России с древнейших времен. В семи томах Подробнее История России с древнейших времен. В 15 книгах и 29 томах. Соловьева включены третий и четвертый тома Истории России с древнейших времен. Занимает почти шестую часть обитаемой суши земного шара 22 млн.

По численности населения ,9 млн. Мы используем куки для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать данный сайт, вы соглашаетесь с этим. Соловьёву, , 10 копеек ЦФА , Скотт При написании этой статьи использовался материал из Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона — Экспорт словарей на сайты , сделанные на PHP,. Пометить текст и поделиться Искать во всех словарях Искать в переводах Искать в Интернете.

Поделиться ссылкой на выделенное Прямая ссылка: Содержание 1 Биография 1. На следующем сейме у поляков было положено — кроткими мерами отвлекать Витовта от его опасного намерения. Послан был к нему в Литву все тот же Збигнев Олесницкий, который истощил перед ним все свое красноречие. Олесницкий возвратился ни с чем, а между тем приближенные Витовта не переставали убеждать своего князя привести как можно скорее к концу начатое предприятие.

Витовт писал к Ягайлу, укоряя его за то, что он взял назад свое согласие, и за то, что хочет сделать народ литовский и князя его вассалами Польши; писал и к императору с теми же жалобами. Поляки были в страшной тревоге; после долгих совещаний положено было опять слать послов к Витовту, и опять отправлен был Збигнев Олесницкий вместе с Яном Тарновским, палатином краковским. Послы удивили Витовта предложением принять корону польскую, которую уступает ему Ягайло, по старости лет уже чувствующий себя неспособным к правлению.

Витовт отвечал, что считает гнусным делом принять польскую корону, отнявши ее у брата, и прибавил, что сам не станет более добиваться королевской короны, но если ее пришлют ему, то не откажется принять. Между тем поляки действовали против намерений Витовта, и, с другой стороны, они представили папе всю опасность, которою грозит католицизму отделение Литвы и Руси от Польши, потому что тогда издревле господствовавшее в этих странах православие опять возьмет прежнюю силу и подавит только что водворившееся в Литве латинство.

Папа, поняв справедливость опасения, немедленно отправил к императору запрет посылать корону в Литву, а Витовту — запрет принимать ее. Получив папскую грамоту, Витовт в году написал прелатам и вельможам польским, жалуясь им на короля Владислава, который чернит его пред папою и другими владетелями католическими.

В это время поляки были встревожены вестию, что литовский князь взял с своих бояр присягу служить ему против короля и королевства Польского, и снова Збигнев отправился в Литву успокоить Витовта насчет папского послания и укорить в неприязненных намерениях против Польши.

Витовт отвечал, что он взял присягу с своих и утвердил крепости вовсе не с целию начать наступательные движения против Польши, но только для предохранения себя от внезапного нападения врагов, ибо ему достоверно известно, что гуситы беспрестанно добиваются от короля Владислава позволения пройти чрез его области на Пруссию и на Литву, и король ему об этом ничего не объявил.

Збигневу нечего было отвечать на это. Между тем днем Витовтовой коронации назначен был праздник Успения богородицы; но так как посланные от Сигизмунда с короною опоздали к этому дню, то назначен был другой праздник — Рождества богородицы, и приглашены были уже к этому торжеству многие соседние владельцы, в том числе и внук Витовта, князь московский.

Поляки знали об этих приготовлениях и потому расставили сторожевые отряды по границам, чтобы не пропускать Сигизмундовых послов в Литву. На границах Саксонии и Пруссии схвачены были двое послов — Чигала и Рот, которые ехали к Витовту с известием, что корона уже отправлена, и с грамотами, в силу которых он получал право на королевский титул; за этими послами следовали другие, знатнейшие и многочисленнейшие, везшие корону.

Чтоб перехватить их, отправилось трое польских вельмож с значительным отрядом, поклявшись помешать отделению Литвы и Руси, хотя бы для перехвачения короны нужно было ехать в самые отдаленные пределы.

Послы, узнав об этом, испугались и возвратились назад, к Сигизмунду. Весть об этом так поразила Витовта, что сильно расстроила его здоровье; однако больной старик еще не терял совершенно надежды как бы то ни было успеть в своем намерении. Зная слабохарактерность Ягайла, он послал звать его к себе в Вильну. Ягайлу и самому очень хотелось поехать в Литву, не потому, что он питал сильную привязанность к родной стране, а потому, что в ней всего лучше удовлетворял он своей страсти к охоте.

Но польские прелаты и вельможи знали, что если Ягайло раз свидится с Витовтом, то не будет в состоянии отказать ему ни в чем; знали также, что Сигизмундовы послы убеждают Витовта употребить при венчании корону, сделанную в Вильне, что не помешает Сигизмунду признать его королем, и потому боялись отпустить Ягайла одного в Литву, а приставили к нему Збигнева Олесницкого, на твердость которого вполне Сергей Михайлович Соловьев: Витовт принял двоюродного брата с большим торжеством; но сам со дня на день становился все слабее и слабее, не переставая, однако, требовать от Ягайла, чтобы тот согласился на его коронацию.

Ягайло отвечал, что он сам по себе рад дать согласие, да что ж ему делать, когда поляки приставили к нему Збигнева, без согласия которого ничего нельзя сделать; что прежде всего нужно как-нибудь размягчить этот камень. Витовт принялся размягчать и просьбами и дарами, каких никто до сих пор не получал еще в Литве, но Збигнев остался непреклонен. Тогда Витовт прибегнул к угрозам, давая знать, что употребит все средства, рассыплет повсюду то самое золото, раздаст те самые дары, которые были приготовлены для Збигнева, чтобы лишить его краковской епископии.

Но угрозы не испугали, а только ожесточили Збигнева, и Витовт должен был оставить всякую надежду преклонить его на свою сторону, а скоро тяжкая болезнь заставила его отложить все другие надежды.

Витовт умер 27 октября года; главною причиною смерти полагают тяжкую скорбь о несбывшихся намерениях. Не имея сыновей, Витовт сосредоточил все свои желания на удовлетворении личного честолюбия, для чего так усиленно добивался венца королевского, и не мог, по-видимому, в последнее пятилетие жизни заботиться о расширении своих владений, которых некому было оставить. Несмотря на то, еще в году Витовт посылал к великому магистру Ордена требовать помощи против Пскова, магистр отказал, и Витовт почему-то отложил поход; в году он опять послал за тем же к магистру; тот опять отвечал, что не может нарушить крестного целования к псковичам; но на этот раз Витовт не стал дожидаться союзников, объявил войну псковичам и по прошествии четырех недель и четырех дней после объявления, в августе месяце, явился с полками литовскими, польскими, русскими и татарскими под Опочкою, жители которой устроили мост на канатах, под мостом набили кольев, а сами спрятались в крепости, чтобы неприятелю показалась она пустою.

Татарская конница, не видя никого на стенах, бросилась на мост: Витовт отошел от Опочки и осадил другой город — Воронач, под которым стоял три недели, разбивая пороками стены. Вороначанам стало очень тяжко, и они послали сказать в Псков: Другой псковский посадник с человек хотел пробраться в город Котельну и засесть там, но был перенят по дороге литовцев и татар и успел убежать в Котельну, потерявши 30 человек; в двух других стычках с татарами жители псковских пригородов были счастливее.

Между тем в одну ночь случилось чудо страшное, говорит летописец: Витовт, послушавшись внука своего, заключил с псковичами мир; вместо трех тысяч рублей взял с них только одну тысячу и пленников их отдал на поруки, с условием, чтоб в известный срок они явились к нему в Вильну; псковский летописец не говорит ничего о после московском и жалуется, по обычаю, на новгородцев, которые не помогли Пскову ничем, ни словом, ни делом, хотя их посол был все это время в стане у Витовта, и под Опочкою, и под Вороначем.

Когда срок ехать в Вильну с деньгами и пленными стал приближаться, псковичи послали в Москву просить великого князя, чтоб отправил к деду своих бояр бить челом за псковичей. В году пришел черед и новгородцам: Витовт объявил им войну за то, что они называли его изменником и пьяницею; новгородцы послали просить помощи у псковичей, но те отвечали: Великий князь московский также целовал крест Витовту, что не будет помогать ни Новгороду, ни Пскову, а тверской князь отправил даже свои полки на помощь Витовту.

И вот Витовт пришел сначала к Вышгороду, а потом к Порхову с пушками; была у него одна огромная пушка по имени Галка, которая наделала много вреда и Порхову и Литве, потому что, разорвавшись, убила самого мастера, воеводу полоцкого и много ратных людей и лошадей. Несмотря на то, Порхов не мог долее держаться и заплатил за себя Витовту рублей; потом приехали из Новгорода владыка с боярами и заплатили еще да тысячу за пленных; сбирали это серебро по всем волостям Новгородским и за Волоком, брали с 10 человек по рублю.

Смерть Витовта обрадовала многих и в Польше, и в Северо-Восточной Руси; ей радовались и в Юго-Западной Руси те, которым дорого было свое и которые видели ясно, что Витовт в своих честолюбивых стремлениях руководился одними личными, корыстными целями. Их надежды давно уже были обращены на брата Ягайлова, Свидригайла Олгердовича, который оказывал явное расположение к православию и явную ненависть к Польше. Польские писатели изображают Свидригайла человеком, преданным вину и праздности, непостоянным, вспыльчивым, безрассудным, склонным на все стороны, куда ветер подует, и находят в нем одно только доброе качество — щедрость.

Но должно заметить, что почти всех Гедиминовичей можно упрекать в непостоянстве, видя, с какою легкостию изменяют они одной вере и народности в пользу другой, лишь бы только эта измена вела к скорейшему достижению известной цели. Эта фамильная черта Гедиминовичей равно поражает нас как в Ягайле, Свидригайле и Витовте, так и в последнем из Гедиминовичей, Сигизмунде Августе, который точно так же был равнодушен, точно так же колебался между католицизмом и протестантизмом, как предки его колебались между католицизмом и православием.

Быть может, причина такому явлению заключалась в самом положении литовского народа, который, не успев выработать для себя крепких основ народного характера, пришел в столкновение с различными чуждыми и высшими его народностями: По смерти Витовта Ягайло не мог противиться всеобщему желанию: Свидригайло ознаменовал свое вступление на отцовский стол тем, что занял литовские замки от своего имени, с исключением Ягайлова, и тем обнаружил намерение отложиться от Польши. Кипя гневом за прежние обиды и гонения, он в резких словах укорял короля и его польских советников, грозя им местию.

Ягайло находился в самом затруднительном положении; эта затруднительность еще более усилилась при известии, что поляки, услыхав о смерти Витовта, внезапно захватили Подолию, вытеснив оттуда литовских наместников. Свидригайло выходил из себя, грозил королю тюрьмою и даже смертию, если поляки не возвратят Подолию Литве. Тогда советники королевские решились умертвить Свидригайла и, запершись в Вильне, держаться там до прибытия коронного войска. Но Ягайло никак не соглашался на такую меру и почел за лучшее возвратить брату Подолию.

Свидригайло, обрадованный уступчивостию короля, утих и начал ласкаться к брату; но вельможи польские были в отчаянии, что Подолия отходит от них, стали придумывать средства, как бы помешать королевскому намерению, и наконец нашли: В году Ягайло возвратился в Польшу; на Сендомирском сейме слабый старик стал жаловаться на обиды от Свидригайла; негодование поляков было усилено еще вестями, что Свидригайло не оставляет в покое ни Подолии, ни других соседних областей; но они боялись действовать против литовского князя вооруженною силою, зная сильную приверженность к нему русских, заподозривая и короля своего в тайном доброжелательстве брату, и потому решились попытаться сперва мирным путем склонить Свидригайла к уступке Подолии и к признанию своей зависимости от Польши.

Первое посольство их осталось без успеха; при втором, выведенный из терпения дерзкими требованиями Яна Лутека Бржеского, Свидригайло дал ему пощечину. В том же году Бржеский опять приехал послом от Ягайла, опять говорил Свидригайлу те же речи, опять получил от него пощечину, но теперь уже не был отпущен назад, а заключен в тюрьму. Ягайло выступил с войском на Литву, хотя, как выражается польский историк, горше смерти был ему этот поход против родной земли и родного брата.

Борьба между народностями, из которых одна посягала на права другой, ведена была, как и следовало ожидать, с большим ожесточением: Жители Луцка с удивительным мужеством выдерживали осаду от королевского войска; несмотря на то, по уверению польского историка, город должен был бы скоро сдаться и война кончилась бы с выгодою и честию для короля и королевства, если б тому не помешал сам Ягайло, благоприятствовавший Свидригайлу и его подданным, с которыми поспешил заключить перемирие, причем положен был срок и место для переговоров о вечном мире.

Король снял осаду Луцка, и русские торжествовали отступление неприятеля тем, что разрушили все католические церкви в Луцкой земле. Съезд для заключения вечного мира назначен был в Парчеве; но Свидригайло не явился туда и не прислал своих уполномоченных.

Тогда поляки, не надеясь справиться с литовским князем открытою силою, решились выставить ему соперника и возбудить междоусобие в собственных его владениях. Мы видели, что Свидригайло держался русского народонаселения. Это возбуждало неудовольствие собственно литовских вельмож, особенно тех, которые приняли католицизм. Поляки воспользовались их неудовольствием и послали Лаврентия Зоронбу в Литву с явным поручением от Ягайла к брату его — склонять последнего к покорности — и с тайным поручением — уговаривать литовских вельмож к свержению Свидригайла и к принятию к себе в князья Витовтова брата, Сигизмунда Кейстутовича, князя стародубского.

Зоронба успел как нельзя лучше выполнить свое поручение: Сведав об изгнании Свидригайла из Литвы, король созвал вельмож и прелатов для совещания о делах этой страны. Положено было отправить к Сигизмунду полномочных послов, в числе которых находился Збигнев Олесницкий. Сигизмунд с почестями принял посольство и подчинил себя и свое княжество короне Польской. Сигизмунд собственными средствами не мог держаться против Свидригайла; ему нужна была помощь Польши, авторитет ее короля.

Но понятно также, что подчинение Литвы Польше не могло доставить Сигизмунду расположения многих литовцев, которые не хотели этого подчинения; вот почему Сигизмунд скоро увидел, что окружен людьми, на верность которых не может положиться; и хотя польский летописец видит в этом случае только врожденное непостоянство литовцев, но мы имеем право видеть еще что-нибудь другое, тем более что тот же самый летописец в один голос с летописцем русским упрекает Сигизмунда в страшной жестокости и безнравственности.

Открыт был заговор на жизнь Сигизмунда, и главами заговора были двое знаменитейших вельмож: Янут, палатин троцкий, и Румбольд, гетман литовский. Янут и Румбольд вместе с другими соучастниками погибли под топором;. Поляки возвели на престол сына его Владислава, не без смут, впрочем, и сопротивления со стороны некоторых вельмож.

Но перемена, совершившаяся в Польше, не изменила положения Литвы и Руси: Но Сигизмунд недолго наслаждался своим торжеством: По убиении Сигизмунда литовские вельможи разделились: Король Владислав был в это время в большом затруднении: После долгих совещаний с польскими вельможами решено было, чтоб сам Владислав поспешил в Венгрию для упрочения себе тамошнего престола, а в Литву отправил вместо себя родного брата своего, молодого Казимира, не в качестве, однако, великого князя литовского, а в качестве наместника польского.

Литовские и некоторые из русских вельмож вместе с Александром, или Олельком, Владимировичем, князем киевским, внуком Олгердовым, приняли Казимира, но никак не хотели видеть в нем наместника Владиславова и требовали возведения его на великокняжеский престол; поляки, окружавшие Казимира, никак не хотели согласиться на это требование, и тогда литовцы против их воли провозгласили Казимира великим князем.

Видя это, король Владислав и его польские советники придумали средство обессилить Литву, отнять у ее князей возможность к сопротивлению польскому владычеству: В году Владислав, король польский и венгерский, пал в битве с турками при Варне, и это событие имело важное значение в судьбах Литвы и Руси; оно снова затягивало связь их с Польшею, потому что бездетному Владиславу должен был наследовать брат его, осьмнадцатилетний Казимир литовский.

Поляки, по мысли Збигнева Олесницкого, прислали звать Казимира к себе на престол; тот по внушениям литовцев долго не соглашался: Затруднительно было положение Казимира между притязаниями поляков на литовские владения и стремлениями литовцев удержать свою самостоятельность относительно Польши; иногда дело доходило до явного разрыва, и больших усилий стоило Казимиру отвратить кровопролитие. Орден является опять на сцену, чтоб отвлечь внимание государей польско-литовских от востока к западу.

Грюнвальдская битва, нанесшая решительный удар Ордену, служила знаком ко внутренним беспокойствам в его владениях: Вследствие этих стремлений между Орденом, с одной стороны, дворянством и городами — с другой, начались неудовольствия, кончившиеся тем, что в году послы от дворян и Сергей Михайлович Соловьев: Казимир согласился, и следствием этого была война с Орденом, война продолжительная, ведшаяся с переменным счастием и поглотившая все внимание короля и сеймов.

Такое затруднительное положение великого князя литовского, с одной стороны, и не менее затруднительное положение великого князя московского — с другой, сдерживало обоих, мешало значительным столкновениям Руси Юго-Западной с Северо-Восточною во все описываемое время. Но если не могло быть между Литвою и Москвою войны значительной, богатой решительными последствиями, то самые усобицы, однако происходившие одновременно и здесь и там, не могли допустить и постоянного мира между обеими державами, потому что враждующие стороны на северо-востоке искали себе пособия и убежища на юго-западе и наоборот.

Свидригайло был побратим князю Юрию Дмитриевичу, следовательно, Василий московский должен был находиться в союзе с врагом Свидригайловым, Сигизмундом Кейстутовичем и сыном его Михаилом, а убийца Сигизмунда, князь Чарторыйский, жил у Шемяки и вместе с ним приходил воевать на Москву.

Василий держал сторону Михаила и в борьбе его с Казимиром; мы видели, что в году, находясь в войне с Михаилом и Болеславом мазовецким, Казимир предлагал новгородцам помощь под условием подданства. Новгородцы не согласились на это предложение, и в году великий князь Василий послал нечаянно двух татарских царевичей на литовские города — Вязьму, Брянск и другие;.

Казимир спешил отомстить и отправил под Калугу войска под начальством семерых панов своих. Были они под Козельском и под Калугою, но не могли здесь сделать ничего и отошли к Суходрову; тут встретили их сто человек можайцев, сто верейцев и шестьдесят боровцев и сразились: Это, впрочем, было единственное ратное дело с Литвою в княжение Василия; в году был в Москве посол литовский, а в году заключен был договор между королем Казимиром и великим князем Василием и его братьями: Иваном Андреевичем, Михаилом Андреевичем и Василием Ярославичем; Василий обязался жить с Казимиром в любви и быть с ним везде заодно, хотеть добра ему и его земле везде, где бы ни было; те же обязательства взял на себя и Казимир.

Договаривающиеся клянутся иметь одних врагов и друзей; Казимир обязывается не принимать к себе Димитрия Шемяки, а Василий — Михаила Сигизмундовича. Если пойдут татары на украинские места, то князьям и воеводам, литовским и московским, переславшись друг с другом, обороняться заодно.

Казимир и Василий обещают не вступаться во владения друг друга, и в случае смерти одного из них другой должен заботиться о семействе умершего. Обязываются помогать друг другу войском в случае нападения неприятельского; но это обязательство может быть и не исполнено, если союзник будет занят сам у себя дома войною.

Орду великий князь московский знает по старине, ему самому и послам его путь чист в Орду чрез литовские владения. С первого взгляда последнее условие кажется странным: Но мы не должны забывать, что при усобицах княжеских победитель захватывал пути в Орду, чтоб не пропускать туда соперника, и для последнего в таком случае было очень важно проехать беспрепятственно окольными путями. Далее, договаривающиеся обязываются не трогать служилых князей. Василий московский называет себя в договоре князем новгородским и требует от Казимира, чтобы тот не вступался в Новгород Великий, и во Псков, и во все новгородские и псковские места, и если новгородцы или псковичи предложат ему принять их в подданство, то король не должен соглашаться на это.

Если новгородцы или псковичи нагрубят королю, то последний должен уведомить об этом великого князя московского и потом может переведаться с новгородцами и псковичами, и Василий не вступится за них, не будет сердиться на Казимира, если только последний не захватит их земли и воды.

Казимир обязывается держать с немцами вечный Сергей Михайлович Соловьев: Если новгородцы или псковичи нагрубят великому князю московскому и тот захочет их показнить, то Казимиру за них не вступаться. Великий князь Иван Федорович рязанский в любви с великим князем московским, старшим своим братом, и потому король не должен обижать его, и если рязанский князь нагрубит Казимиру, то последний обязан дать знать об этом Василию, и тот удержит его, заставит исправиться; если же рязанский князь не исправится, то король волен его показнить, и московский князь не будет за него заступаться; если же рязанский князь захочет служить королю, то Василий не будет за это на него сердиться или мстить ему.

Войны не было после этого между Москвою и Литвою, но и договор не был соблюдаем; Михаил Сигизмундович был принят в Москве, где и умер в году, в одно время с знаменитым Свидригайлом; с своей стороны Казимир принял сына Шемяки и потом Ивана Андреевича можайского и Ивана Васильевича серпуховского: Видим новые переговоры между великими князьями — московским и литовским, причем митрополит Иона является посредником.

Рязанцы опустошали литовские владения и входили за промыслами туда, куда им издавна входов не бывало; Казимир жаловался на это великому князю рязанскому Ивану Федоровичу, но получил ли удовлетворение — неизвестно. Московские удельные князья бежали в Литву вследствие стремлений своего старшего, великого князя к единовластию; но чего они не хотели в Москве, тому самому должны были подвергнуться в Литве: В тех же самых отношениях к литовскому великому князю были уже давно все князья Рюриковичи Юго-Западной Руси.

Литва не мешала московскому князю утверждать единовластие на северо-востоке по смерти Шемякиной; мешали тому татары: Великого князя обвинили в том, что он любит татар, кормит их, принимает в службу; в настоящем случае поведение Василия получило полное оправдание, потому что против грабителей выступил татарский же царевич Касим из Звенигорода, разбил их, отнял добычу, прогнал в степь.

И в следующем году Касим оказал такую же услугу Москве, разбивши татар вместе с коломенским воеводою Беззубцевым на реке Битюге. Но в году дело было значительнее: Между тем Василий, пробыв Петров день в Москве, укрепил осадил город, оставил в нем свою мать княгиню Софью Витовтовну, сына князя Юрия, множество бояр и детей боярских, митрополита Иону, жену с другими детьми отпустил в Углич, а сам со старшим сыном Иваном отправился к Волге.

Татары подошли к Оке, думая, что на берегу стоит русская рать, и, не видя никого, послали сторожей на другую сторону реки посмотреть, не скрылись ли русские где в засаде. Сторожа обыскали всюду и возвратились к своим с вестию, что нет нигде никого. Тогда татары переправились через Оку и без остановки устремились к Москве и подошли к ней 2 июля. В один час зажжены были все посады, время было сухое, и пламя обняло город со всех сторон, церкви загорелись, и от дыма нельзя было ничего видеть;.

Когда посады сгорели, то москвичам стало легче от огня и дыма, и они начали выходить из города и биться с татарами; в сумерки неприятель отступил, а граждане стали готовить пушки и всякое оружие, чтоб отбивать на другой день приступы; но при солнечном восходе ни одного татарина уже не было под городом: Великая княгиня Софья тотчас же послала сказать об этом сыну, который в то самое время перевозился через Волгу при устье Дубны; Василий немедленно возвратился в Москву и утешал народ, говоря ему: Через три года татары попытались было опять тем же путем пробраться к Москве, но были разбиты полками великокняжескими у Коломны.

В году новый приход татар к берегам Оки: На следующий год хан Большой Орды Ахмат приходил с всею силою под Переяславль Рязанский в августе месяце, стоял шесть дней под городом и принужден был отступить с уроном и стыдом. Это было последнее нападение из Большой Орды в княжение Василия; с Казанью был нарушен мир в году; великий князь собрался идти на нее войною, но во Владимире явились к нему послы казанские и заключили мир.

Новгородцы, или, лучше сказать, новгородские подданные, воевали со шведами и норвежцами не на берегах Невы и Ладожского озера, но в отдаленном Заволочье, на берегах Белого моря: Как видно, чтобы отомстить за это нападение, в следующем году шведы и норвежцы пришли нечаянно в Двинскую губу, на посад Неноксу, повоевали, пожгли, людей перебили и в плен повели; услыхавши об этом, двиняне собрались скоро, напали на неприятеля, убили у него троих воевод, взяли в плен сорок человек и прислали их в Новгород; только немногим удалось пометаться в корабли и уйти в море.

Собственные волости новгородские не терпели от шведов; в году шведский князь из Выборга приехал ратью на миру и крестном целовании на реку Нарову и схватил псковского сына посадничьего Максима Ларионова вместе с 27 человеками, а других перебил; только на следующий год псковичи выкупили Максима с товарищами за рублей, а всех проторей они потерпели рублей. Вреднее была для новгородских волостей война с ливонскими немцами: Князь клевский действительно ездил через Россию в Палестину и претерпел неприятности, потому что его именем немцы грабили Новгородскую землю.

Зимою новгородцы пошли в Немецкую землю, за Нарову, пожгли и попленили все около Ругодива Нарвы , по берегам Наровы до Чудского озера. За это магистр Ордена приходил со всеми своими силами под город Яму, бил его пушками и стоял пять дней, пожег и попленил по Вотской земле, по Ижоре и по Неве, но города взять не мог и с уроном должен был возвратиться домой. Новгородцы собрались отомстить ему за это, идти опять за Нарову, но конский падеж помешал походу.

В году съехались было новгородцы с немцами для заключения мира, но магистр захотел Острова, и потому разъехались без мира. Между тем у псковичей происходили с немцами мелкие столкновения; в году немцы убили шесть человек опочан-бортников, убили на русской земле; другие подошли к Опочке, посекли и пожгли все на миру и на крестном целовании; иные в то же время косили сено на псковской земле; псковичи за это поехали на них в двух насадах, сено пожгли, схватили 7 человек чуди и повесили их у Выбутска.

На следующий год, впрочем, заключен был мир с магистром жителями Юрьева и со всею землею Немецкою, по старому крестному целованию, только без Новгорода, потому что новгородцы не помогли ничем, по словам псковского летописца. Семь лет продолжался этот мир: В году заключен был мир на 10 лет; но тотчас же после этого псковичи с князем Александром Чарторыйским поехали под Новый городок немецкий, истребили все жито и повесили 7 чухнов, схвативши их на своей земле.

Под годом псковский летописец говорит о походе новгородцев с князем Александром Васильевичем Чарторыйским против ливонских и тевтонских рыцарей и Сергей Михайлович Соловьев: Эта неудача, как видно, заставила немцев быть сговорчивее; в следующем году псковичи отправили своих послов на съезд, на реку Нарову, вместе с послами новгородскими, и заключен был выгодный для русских мир на 25 лет с магистром Ордена и епископом юрьевским: Восемь лет соблюдали этот мир; но в году началась опять ссора за границы: Но в следующем году поганые латины, не веруя в крестное целование, напали нечаянно на это спорное место, сожгли церковь и десять человек.

Псковичи с князем Александром немедленно поехали в насадах и лодьях в Немецкую землю и также много людей, мужчин и женщин, пожгли, мстя за те головы неповинные. Немцы спешили отомстить за своих: Но скоро потом приехал посол из Новгорода во Псков, посадник Карп Савинич, с дружиною и объявил, что немцы бьют челом и назначили срок для мирного съезда. Князь Александр вместе с посадником новгородским и псковским и боярами изо всех концов отправились на спорное обидное место, обыскали и нашли, что земля и вода принадлежат св.

Троице; немцы же, зная свою неправду, не явились на спорное место в назначенный срок. После этого псковичи с своим князем Александром поехали в Немецкую землю и много вреда наделали, повоевали землю Немецкую на 70 верст и три ночи в ней ночевали: Это был последний поход на немцев в княжение Темного. Удачный ли поход псковичей или весть о том, что могущественный князь московский принял дела псковские в свое заведование, заставили немцев желать мира, — только в же году приехали во Псков немецкие послы бить челом находившемуся тогда здесь сыну великокняжескому Юрию Васильевичу о перемирии; князь Юрий принял их челобитье, и в следующем году большие послы немецкие приехали в Новгород бить челом о перемирии с псковичами на пять лет.

Посол великого князя и Новгорода, спросившись с псковичами, послали в Москву гонцов доложить великому князю о просьбе немцев: Великий князь согласился на пятилетнее перемирие, и оно было заключено с тем условием относительно спорного места, что псковичи будут ловить рыбу на своем берегу, а юрьевцы и епископ их на своем; кроме того, немцы возвратили иконы и все вещи, пограбленные ими в прежнюю войну. В столкновениях своих с финскими племенами приуральскими новгородцы не были счастливы в это время; в году двое воевод их, Василий Шенкурский и Михаил Яковлев, пошли с трехтысячною заволоцкою ратию на Югру, набрали много добычи и стали вести себя оплошно, чем воспользовались югорцы и обманули их, говоря: Товарищ Шенкурского, Михаил Яковлев, был в это время на другой реке; приехавши к Васильеву острогу и видя, что он разорен и люди побиты, стал искать беглецов по реке, и когда все они собрались к нему, то пошли назад в свою землю.

А между тем на дороге новгородцев к Уралу стоял город, который нетолько не признавал над собою власти Великого Новгорода, но и не один раз решался враждовать с Сергей Михайлович Соловьев: С Устюгом легко было справиться новгородцам в году; то было для них благоприятное время: В Новгороде знали о жалобах великого князя, и вот владыка Иона, несмотря на свою старость, отправился в Москву, где своими увещаниями и успел на время отклонить от Новгорода последний удар: Иона убедил Василия отказаться от похода на Новгород и обратить все свое внимание на татар, врагов христианства; но скоро смерть положила конец всем предприятиям великого князя.

В году Василий разболелся сухотною болестию и велел пользовать себя обыкновенным тогда в этой болезни лекарством, зажигать на разных частях тела трут по нескольку раз; но лекарство не помогло; раны загнили, и больному стало очень тяжко; он захотел постричься в монахи, но другие не согласились на это, и 27 марта, в субботу, на четвертой неделе великого поста, Василий скончался.

Желая узаконить новый порядок престолонаследия и отнять у враждебных князей всякий предлог к смуте, Василий еще при жизни своей назвал старшего сына Иоанна великим князем, объявил его соправителем; все грамоты писались от имени двух великих князей. Димитрий Донской первый решился благословить старшего своего сына великим княжением Владимирским, потому что не боялся ему соперников ни из Твери, ни из Нижнего; Василий Дмитриевич не решился благословить сына своего утвердительно великим княжением, зная о притязаниях брата своего Юрия.

Василий Темный не только благословляет старшего сына своего отчиною, великим княжением, но считает великое княжение Владимирское неразрывно соединенным с Московским, вследствие чего Владимир и другие города этого княжества смешивает с городами московскими. До сих пор в завещаниях своих князья прежде всего распоряжались отчинными своими Московскими волостями и потом уже благословляли старшего сына великим княжением Владимирским утвердительно или предположительно; но Василий Темный начинает с того, что благословляет старшего сына отчиною своею, великим княжением, потом дает ему треть в Москве, Коломну, и за Коломною следует Владимир — отдельно от великого княжения, за ним города, принадлежавшие прежде к Владимирской области, — Переяславль и Кострома;.

Жене своей великий князь отказал московскую часть Ростова с тем, чтобы по смерти своей она отдала ее второму сыну, Юрию. Таким образом, старший получил городов гораздо больше, чем все остальные братья вместе, не говоря уже о значении городов и величине областей;.

В княжение Темного чаще, нежели прежде, встречаются имена служилых князей, бояр и воевод московских. И в княжение Темного князь Юрий Патрикеевич водил в поход полки московские, но неудачно: Сын его Иван Юрьевич наследовал отцовское место: Из князей Рюриковичей на службе московского князя виднее других являются князья Ряполовские и Палецкий, потомки Ивана Всеволодовича Стародубского, и Оболенские, потомки св.

Мы видели, какую важную услугу оказали Ряполовские семейству великого князя; из четверых братьев — Ивана, Семена, Димитрия и Андрея Лобана Ивановичей — Семен известен неудачным походом под Вятку, Димитрий — удачным, Андрей Лобан убит в сражении с татарами под Б елевом, двоюродный брат их князь Федор Давыдович Палецкий-Пестрый известен победою над татарами в году.

Из шести сыновей князя Ивана Константиновича Оболенского трое внесли свои имена в летопись: Семен явился ревностным приверженцем Темного, по ослеплении которого бежал в Литву вместе с князем Василием Ярославичем; Глеб был убит Косым; сын Василия Ивановича Оболенского, князь Иван Васильевич Стрига, подобно отцу, известен победами: Михаила черниговского упоминается также князь Федор Тарусский; по родословным, это должен быть один из князей Мезецких, упоминается и несколько других князей северного происхождения.

Из старых московских знатных фамилий прежнее значение удерживает фамилия Кобылиных-Кошкиных, которой представителями в княжение Темного являются Андрей Федорович Голтяев, внук старого главного советника при Василии Дмитриевиче, Федора Кошки, чрез второго сына его, Федора Голтяя, и другой внук того же Федора Кошки через третьего его сына, Александра Беззубца, Константин Александрович Беззубцев.

Андрей Федорович Голтяев уговаривает князя Ивана можайского не отставать от Василия Васильевича при торжестве дяди Юрия, в году он попадается в плен к Косому в Вологде; в ведет переговоры с ханом Улу-Махметом у Белева; в году вместе с князем Василием Ивановичем Оболенским разбивает татар у Переяславля Рязанского;. Константин Александрович Беззубцев разбивает татар в году. Что касается до старшего их двоюродного брата Ивана Ивановича, сына того знаменитого советника при великом князе Василии Дмитриевиче, на которого так жаловался Эдигей, то, по всем вероятностям, это тот самый боярин Иван Иванович, который подписался под завещанием Темного на втором месте после князя Юрия Патрикеевича и который вместе с князем Иваном Юрьевичем покорил Вятку.

Из знаменитой фамилии Акинфовых упоминается Федор Михайлович Челяднин. По смерти Изяслава Мстиславича брат его Ростислав был посажен в Киеве с уговором, чтоб почитал дядю своего Вячеслава как отца; ряд и целование креста назывались утверждением.

Ряды по тогдашним отношениям бывали троякие: Князь и в описываемый период времени, как прежде, заботился о строе земском, о ратях и об уставе земском. Он сносился с иностранными государями, отправлял и принимал послов, вел войну и заключал мир. Князья обыкновенно сами предводительствовали войском, редко посылали его с воеводами; кроме личной отваги, собственной охоты к бою, мы видели и другую причину тому: Старшему, большому князю считалось неприличным предводительствовать малым отрядом; так, однажды берендеи схватили за повод коня у киевского князя Глеба Юрьевича и сказали ему: Для молодых князей считалось почетом ездить с передовым полком, потому что для этого требовалась особенная отвага.

Князю принадлежало право издания судебных уставов: Князю по-прежнему принадлежал суд и расправа; во время болезненной старости Всеволодовой до людей перестала доходить княжая правда; Мономах между другими занятиями князя помещает оправливание людей; летописец, хваля князя Давыда смоленского, говорит, что он казнил злых, как подобает творить царям.

Для этого оправливания, суда и расправы князья объезжали свою волость, что называлось ездить, быть на полюдьи. Князь из числа приближенных к себе людей и слуг назначал для отправления разных должностей, в посадники, тиуны и т. Доходы казны княжеской состояли по-прежнему в данях.

Мы видели, что покоренные племена были обложены данью: В уставной грамоте смоленского князя Ростислава епископии смоленской г. Известно также, что киевский князь получал дань из Новгорода. Другими источниками дохода для казны княжеской служили пошлины торговые, судные, для старшего князя дары от младших, наконец, доходы с частной собственности, земель, князьям принадлежавших.

Эта частная собственность, вероятно, произошла вследствие первого занятия, населения земель пустых, никому не принадлежавших; потом средством приобретения была купля;.

При общем родовом владении князья, разумеется, имели частную собственность, разбросанную в разных волостях: На землях, принадлежавших князьям в частную собственность, они могли строить города и отдавать их детям в частную же собственность: Земли, составлявшие частную собственность князей, были населены челядью; здесь-то, на этих землях князья устроивали себе дворы, где складывалось всякого рода добро.

Большие стада составляли одно из главных богатств княжеских: Значение этих земель, дворов, запасов для князей показывает их название: Изяслав Мстиславич говорил дружине о черниговских князьях: Взглянем теперь на жизнь князя русского в описываемое время, от дня рождения до смерти.

При рождении младенца в семье княжеской давалось ему одно имя славянское или варяжское, которое называлось княжим именем, а при святом крещении другое, по греческим святцам; первое употреблялось преимущественно; оба давались в честь кого-нибудь из старших родственников, живых или умерших; этот обычай употреблялся относительно младенцев обоего пола.

Восприемниками при купели бывали князья-родичи. Лет двух, трех, четырех над младенцем мужеского пола совершался обряд — постриги, то есть первое стрижение волос, сопровождаемое церковным благословением, посажением малютки на коня и пирами в отцовском доме; иногда постриги делались в имянины постригаемого, иногда постригали двух князей разом. Участвовали в походах и рассылались по волостям князья очень рано, иногда пяти, семи лет. Женили князья сыновей своих также вообще довольно рано, иногда одиннадцати лет, дочерей иногда выдавали замуж осьми лет; вот описание свадьбы дочери Всеволода III, Верхуславы, выходившей за Ростислава Рюриковича, княжившего в Белгороде: На Борисов день отдал великий князь Всеволод дочь свою Верхуславу и дал за нею бесчисленное множество золота и серебра и сватов одарил большими дарами и отпустил с великою честию; ехал он за милою своею дочерью до трех станов, и плакали по ней отец и мать, потому что была она им мила и молода: Князья вступали в брак преимущественно в своем роде, в седьмой и даже шестой степени родства, в шестой и пятой степени свойства; вступали в родственные союзы с соседними владетельными домами: Мы видели, что у князей Святополка Изяславича и Ярослава галицкого были незаконные сыновья, которых отцы ничем не хотели отличать от законных.

Если князья в первый раз женились рано, то во второй брак вступали иногда очень поздно: Встречаем известия о разводах князей по случаю болезни жены и желания постричься в монахини.

О занятиях взрослого князя, сидевшего на столе, можно получить понятие из слов Мономаха к сыновьям: Возвратясь из церкви, надобно садиться думать с дружиною, или людей оправливать творить суд и расправу , или на охоту ехать, или так поехать куда, или спать лечь: Охота составляла любимое препровождение времени князей; по словам Мономаха, он вязал руками в пущах диких лошадей, охотился на тура, на оленя, на лося, на вепря, на медведя, на волка лютого зверя ; охотились и на зайцев, ловили их тенетами; Мономах говорит, что он сам держал весь наряд в ловчих, сам заботился о соколах и ястребах.

Из летописных известий видно, что князья три раза в день садились за стол: Князья по-прежнему любили пировать с дружиною. Кроме дружины, они угощали иногда священников: Большие пиры задавали князья при особенных торжественных случаях: Мы видели, что князья иногда сзывали к себе на обед всех граждан, и граждане давали обеды князьям; князья пировали также у частных людей: Большие пиры задавали князья по случаю духовных торжеств, освящения церквей: На пирах у князей обыкновенно играла музыка.

Хоронили князей немедленно после смерти, если не было никаких особенных препятствий; так, например, Юрий Долгорукий умер 15 мая, в среду на ночь, а похоронили его на другой день, в четверг. Ярослав галицкий сам перед смертью роздал имение по монастырям и нищим.


Si vous aimez les histoires droles... / Если вы любите забавные истории

04.08.2014 Григорий 3 комментариев

Не сочетается с поиском без морфологии, поиском по префиксу или поиском по фразе. Для того, чтобы сгруппировать поисковые фразы нужно использовать скобки. Это позволяет управлять булевой логикой запроса. Например, нужно составить запрос: Например, для того, чтобы найти документы со словами исследование и разработка в пределах 2 слов, используйте следующий запрос: Чем выше уровень, тем более релевантно данное выражение.

Например, в данном выражении слово "исследование" в четыре раза релевантнее слова "разработка": Для указания интервала, в котором должно находиться значение какого-то поля, следует указать в скобках граничные значения, разделенные оператором TO.

Будет произведена лексикографическая сортировка. Marc21 Скачать marcзапись Скачать rusmarc-запись Показать LDR cam a i Иванова Если Вы любите забавные истории Дата поступления в продажу: Цель пособия - расширить знания студентов о жизни во Франции познакомить их с различными литературными жанрами. Тексты снабжены комментариями и упражнениями. Этот товар можно приобрести в скобках указана актуальность наличия: Московский Дом Книги Полная информация о книге.

Книги для чтения на французском языке Целевое назначение: В году исполнилось лет со дня рождения Эриха Марии Ремарка Истории из жизни писателя Нобелевская премия в области литературы всё же будет вручена в нынешнем году, но уже в новом Для регистрации на BookMix. Главная Образование и наука Иностранные языки Si vous aimez les histoires droles Купить по лучшей цене: Подробнее об акции [x]. Я читал эту книгу. Рецензии Отзывы Цитаты Где купить.

Знаем ли мы русский язык?


1 2 3 4 5