TV: Между иллюзией и правдой жизни Павел Шеремет

29.05.2015 Дорофей 2 комментариев

У нас вы можете скачать книгу TV: Между иллюзией и правдой жизни Павел Шеремет в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Тема в разделе " Разное ", создана пользователем Ded-moped , 31 янв Главная Форум Форум Быстрые ссылки. Искать только в заголовках Сообщения пользователя: Имена участников разделяйте запятой. Искать только в этой теме Искать только в этом разделе Отображать результаты в виде тем.

Между иллюзией и правдой жизни Тема в разделе " Разное ", создана пользователем Ded-moped , 31 янв Между иллюзией и правдой жизни Издательство: Современная российская литература Качество: Месяцами меня мучили сомнения, правильно ли я сделал выбор 15 лет назад, уйдя из благополучного коммерческого банка работать на телевидение. Я не понимал, что же делать дальше, будущее просматривалось довольно унылое.

Я забросил все телевизионные проекты и занялся рефлексией. Почему вы не попытались стать ТВ-начальником, не возглавили канал? Во-первых, мне никто не предлагал. Во-вторых, думаю, что я очень плохой руководитель, потому что не умею делегировать полномочия.

Я все делаю сам, должен сам все проконтролировать, я никому не доверяю. В-третьих, мне это скучно ужасно. Есть замечательные люди, которые умеют руководить, кстати, снимаю перед ними шляпу, это непростое дело.

Но я этого не умею. Почему так происходит, почему у нас люди не задерживаются на экране, не остаются надолго в эфире? Шоу и развлечения все-таки адресованы молодым. Этот уклон, чрезвычайно серьезный уклон, подразумевает молодого ведущего и молодую аудиторию. Информационный уклон, политический уклон, которого больше нет, подразумевает все-таки некоторую зрелость, желание понять, сопереживать, не просто сидеть на диване и усваивать, а как раз активно участвовать, хотя бы мозгами.

Молодой человек не может вести подобные передачи: Если сравнить с американским, с британским, с немецким, с японским, с французским ТВ, то там ведущие совершенно другого возраста. Возраст 45 - 50 лет считается абсолютно прекрасным для такого рода программ. У нас есть некоторое количество программ, которые таким образом выстроены, но поскольку политических программ почти нет, то говорить не о чем.

На российском телевидении вообще можно по пальцам пересчитать программы, которые выходят в эфир больше 10 лет. Ей 7 лет, и уже кажется, что она выходит невероятно долгий срок. Хотя если взять соответствующие программы в других странах, то им 25, 30 лет.

Я думаю, что это связано с отсутствием, как это ни странно прозвучит, стабильности. Это отражает состояние неустойчивости в обществе, хотя говорят, что у нас все невероятно стабильно и, в частности, на ТВ. Во-первых, это приносит деньги и очень неплохие. И во-вторых, это приносит славу гораздо больше, чем у пресс-секретаря или еще кого-то. Да, миллионером ты не станешь. Но ты будешь зарабатывать приличные деньги, если ведешь новости в прайм-тайм на 1-м, 2-м каналах или на НТВ.

И это серьезная ошибка - все время выставлять молодых. Люди хотят в телевизоре увидеть лица приятные, даже красивые, но вместе с тем они хотят увидеть личности, которым можно доверять. Неожиданно он ушел в страховую компанию вице-президентом. Когда я у него спросил: Для человека это был большой стресс.

Я всегда говорю юным профессионалам, которые приезжают учиться в школу журналистики: ТВ, как ничто иное, способствует тому, чтобы вас узнали, причем узнали мгновенно. Другое дело, что вы ушли, и вас сразу же забыли, это тоже часть ТВ. Но если вы, проработав на ТВ какое-то время, замечаете, что вас никто не узнает, значит, вам надо искать другую профессию.

Значит, вы не та личность, которая пробивается через экран. Насколько это для вас важно? Если ты не обращаешь на эти вещи внимания, то ты вне профессии, ты - не профессионал. Я прекрасно понимаю, что как человек, появляющийся на экране, должен выглядеть соответствующим образом.

Я занимаюсь спортом не только потому, что очень люблю это, но понимаю, что должен за собой следить. Желательно, чтобы у меня был хороший цвет лица. Я должен одеваться со вкусом. По крайней мере, к этому стремиться. Все это имеет значение. Хотите вы того или нет, но когда вы на экране, то тем самым подаете какой-то пример.

Люди смотрят и так или иначе подражают. Чем более вы известны, тем более вам подражают. Парфенов - яркий пример. Появились люди, которые пытаются разговаривать, как Леонид Геннадьевич, одеваться, как Леонид Геннадьевич, стричься, как Леонид Геннадьевич. В этом сила ТВ. Конечно, обязательно нужно думать о том, как ты выглядишь, как ты сидишь, что ты делаешь с руками. Хотя у меня самого есть поганая привычка - иногда начинаю ковырять заусенец.

Понимаю вдруг, что, черт возьми, это же видно, надо руку как-то занять, надо что-то взять А однажды с ним долго спорили, что важнее на ТВ - форма подачи или смысл сказанного… - Это был спор профессионалов.

Уход Парфенова с ТВ - это настоящая потеря, просто колоссальная глупость со стороны тех, кто этого добился. Леня в какой-то степени сам виноват, он спровоцировал, но тем не менее, я считаю, что его надо вернуть телевидению. Если не на НТВ, то на Первый канал Мы не дружим с Парфеновым, мы не общаемся домами, просто я обожаю мастерство, я обожаю умение делать свое дело так, как его не делает никто. И я терпеть не могу несправедливость. То, что произошло с Леней, это несправедливо, так не должно быть.

Я считаю его самым талантливым человеком российского ТВ. Это его дело, он его делал лучше всех других. Это не значит, что у него не было неудач. Так и у Пушкина были неудачи. От этого Пушкин меньше не становится. Хотя есть люди, которые совершенно меня не интересуют, потому что они не мастера, они не талантливы, они сегодня есть, а завтра их нет. Есть люди, очень успешные, которых я не смотрю принципиально, потому что все, что они делают, на самом деле ложь и игра. Вот, думаю, сейчас как сказану в своей программе!

Это будет правда, но каков будет результат. Результат первый - снимут Константина Эрнста. А кто придет вместо? Следовательно, должен думать и об этом, это тоже ответственность, правда? Второе, у меня есть команда, которая уже много лет работает со мной.

Что будет с моими коллегами? Об этом я тоже должен думать. Вопрос в том, каков компромисс. Есть такой компромисс, когда ты уже изменяешь своим принципам. Вот на это идти я не могу и уж тогда пусть будет, что будет. Вы могли уже и плевать на все. Да, я жалею о некоторых вещах в прошлом, очень сильно жалею.

Есть отдельно взятые программы, которыми я не горжусь. Но, может быть, часть моего успеха объясняется тем, что люди чувствуют, что я не просто так делаю все это делаю, не просто отрабатываю номер. Мне небезразлична судьба этой страны. Хотя это не моя страна, я в ней не родился, я не считаю себя русским Но меня волнует, что здесь происходит. У меня есть враги. Но, может быть, это один из ингредиентов того, что я еще в этом возрасте, в 74 года, все-таки молод и вполне дееспособен.

Я очень хорошо это понимаю. Каждый мой выход мои враги сидят и скрежещут зубами. Я добился, даже не стремясь к тому, того, что пользуюсь известностью. И не только в России. Я прожил замечательную, интереснейшую жизнь, работая на ТВ - и советском, и российском, и американском, французском, британском и даже на японском.

Ведь что такое работа как не способ самовыражения? Да, были пики, скажем, первый телемост с Филом Донахью. Но таких вещей было довольно много - того, сего. Может, я еще что-то напишу. Я еще полон идей и планов. Я счастлив в своих детях, которые необыкновенно хорошие люди и многого добились. В общем, жизнь сложилась. И конечно, тут есть элемент везения, но есть и элемент выстраданности, терпения, работы и целеустремленности. Матвей Юрьевич Ганапольский родился во Львове.

С по - режиссер-постановщик Киевского театра эстрады. В переехал в Москву. Работал в детской редакции Гостелерадио, автор и ведущий детской радиопрограммы "Чудеса на седьмом этаже". Режиссер известных детских пластинок "Приключения капитана Врунгеля", "Следствие ведут колобки".

С по настоящее время - комментатор радиостанции "Эхо Москвы". Знаменитым на телевидении он стал после программы "Бомонд". Собрал довольно большую коллекцию пластинок джаз-рока. Блестящий интервьюер, хотя многие на него обижаются за резкость формулировок. Вы же по образованию режиссер. Человек ведь не знает, куда его приведет жизнь. Человек может быть очень талантлив, но все равно манере жизни, умению жить он учится у кого-то, калькирует каких-то людей.

И в творчестве мы калькируем, и в журналистике тоже. Когда я прочитал в свое время Ильфа и Петрова, стал писать юмористические рассказы. Которые, к слову, были довольно успешны, их публиковали в газетах и журналах. Это абсолютно закономерный процесс творческого развития.

В результате, когда я приехал в Москву, то устроился режиссером на радио. Радио влекло меня всегда, потому что я очень любил его техническую сторону. Еще ребенком я слушал радио, засыпая под какие-то дальние коротковолновые станции. Мне обязательно нужна была какая-то помеха, мне требовалось ощущение мира, потому что я жил в довольно затхлой Советской стране, в провинциальном городе, где ничего не было.

Я стремился на радио, я хотел этим заниматься. А если долго мучиться, то, как известно, что-нибудь получится. Потом я попал на Гостелерадио, режиссером. Почему вы не снимаете мои интервью со звездами? Это же звезды, я с ними разговариваю и выглядит это, по-моему, эффектно. Человек может заниматься чем угодно, не зная своего божественного предназначения.

В каждом из нас есть кто-то, кто еще не проявил себя. Но я знаю очень много людей, которые так и не проявились. Сколько мы ни пытались: Но совершенно неожиданно ее брат - кинорежиссер - снял художественный фильм, и ему нужен был человек, который займется пиаром.

А моя жена любит дома собирать всякие вечеринки. И вдруг выяснилось, что если экстраполировать это умение на профессию, то она знает, кому позвонить, кого пригласить, где взять шампанское, сколько бутылок, и где повесить цветные шарики Человек проявляет себя там и тогда, где и когда он внутренне к этому готов, и когда он попадает в реципентные обстоятельства.

Вот тут мы подходим к самому главному. У каждого журналиста есть свое понимание журналистики. Мое понимание начинается с общих вещей: Но это не все. Дальше выясняется, что если человек сидит и тупо что-то расшифровывает или записывает на бумажку, то автоматически журналистом это его не делает. Журналист - я акцентирую внимание на этом - это некое звание, некая медаль.

Когда человек говорит, что он работает журналистом, это слово сразу его приподнимает в наших глазах. Дело в том, что у российского народа в силу разных обстоятельств сформировалось свое отношение к публичности. Обратите внимание, почему у нас, например, любят Жванецкого и Задорнова, но не любят Петросяна?

Не говорят, что он профнепригоден или что это несмешно, говорят очень странное слово: Когда начинаешь копаться, что именно безвкусно, люди объяснить не могут.

И тут выясняется, что люди у нас во всем ищут полезность. Об этом писал еще Аркадий Исаакович Райкин: Наше общество крайне социализировано.

Оно очень нагружено социальностью, потому что оно нагружено проблемами. И журналист в таком обществе - это человек, который помогает решить какую-то проблему. Это считается низким, несерьезным жанром, ненастоящей журналистикой. У нас очень высоки ожидание общества и вера в социальную значимость сказанного слова. Из этого следует, что в истинном смысле журналистом называют такого человека, который, помимо умения написать, сказать, показать, еще и делает это осмысленно, с определенной человеческой позицией.

Скажу еще более страшную вещь: Поднимаем какую-то тему, разоблачаем, показываем язвы общества, и начинаются сообщения такого содержания: В массовом сознании журналистика - это и слово, и дело.

Конечно, это глубоко противоречит собственно журналистской профессии, которая старается быть неангажированной. Есть такое знаменитое выражение, что журналистика - это боль, а уж лекарство от боли придумывают те, которые читают про эту боль, видят ее.

У нас страна с кровавым прошлым, с непредсказуемым будущим, страна депрессивная, холодная, с ужасным наследием Великого Октября и запутанными межнациональными отношениями. Люди хотят во всем этом разобраться, понять, как им жить. И здесь начинается следующая проблема. Например, кем будет Путин? Этого никто не знает, кроме самого Путина. Но людям интересно это обсуждать. Пришли пять политологов, которые на эту тему поговорили. Через некоторое время те же политологи опять поговорили.

И об этом приходится говорить. И ты начинаешь вступать в совершенно смежную область - аналитику. В этот момент и срабатывает комплекс, что журналист обязательно должен иметь позицию. Хотя это, опять же, противоречит западному пониманию профессии.

Парфенов - с позицией, Киселев - с позицией, Максим Шевченко - с позицией, Миша Леонтьев - вообще не понятно, кто такой: И осуждать ее за это нельзя. Молодые люди считают, что они должны поехать в Москву и поступить на факультет журналистики МГУ, чтобы стать настоящими журналистами.

Однако кроме как гуляния с девочками, знакомства с московскими клубами, первой затяжки марихуаной и нескольких лекций, на которых ты пытаешься продрать глаза; кроме хорошей школы о журналистском наследии прошлого, больше они ничего не получат. Просто потому, что без собственной человеческой и гражданской позиции журналист в России невозможен. Прелесть журналистской профессии в том, что я абсолютно естественен. Мне не надо никого играть. Сейчас - зачем мне кепка?

Я человек своего возраста, и я обращаюсь к моим сверстникам, а не к молодежной аудитории. Мне будет 55 лет, я обращаюсь к тем, кому 55 лет. На других я не рассчитываю. Это люди, которые понимают меня от начала до конца, которые родились со мной в одно время, которые испытали те же события на своей шкуре. Журналистика ведь тоже разной бывает.

Она не только музыкальная или про кино… Журналистика бывает для своего круга. Я не пытаюсь работать для летних, хотя некоторым нравится. Я просто с помощью тех инструментов, которым научился, отстаиваю свою позицию - жизненную, не журналистскую. Сейчас трудно понять, кто я: Самое главное, что я гражданин. Почему залез в политику? Меня туда просто втолкнули. Потому что у меня есть точка зрения по поводу того, что происходит вокруг.

Сейчас я по-человечески пытаюсь говорить о политике, потому что политики превратились в кукол. Потому что горячая тема, потому что, как многие говорят, он единственный субъект политики в России. Получается, вы профессиональный ведущий, вам все равно, о чем говорить? И в этом не есть мой феномен. Если пианист исполняет Баха, Шуберта или Моцарта, он играет и переосмысливает эту музыку. Или есть знаменитый актер Бред Питт. В одном человеке соединяется какая-то немыслимая красота, сексуальность, абсолютно феноменальные актерские способности и невероятная мужская загадочность.

Женщины идут на фильмы Бреда Питта не для того, чтобы смотреть фильм, и даже не для того, чтобы посмотреть, как он играет, они идут просто посмотреть на это чудо природы. Я, конечно, далек от Бреда Питта и по гонорарам, и по сексуальности, но…. Программы с Киселевым или Леонтьевым люди слушают, независимо от того, о чем они там говорят. Найдите в Интернете, в поисковике последние интервью Леонида Парфенова и выясните, что Парфенов может говорить не только про историю.

Оказывается, у него есть мнение по поводу того, в какой стране мы живем. Настоящими журналистами в России называют настоящих граждан. А журналистская известность, брендовость, дает им независимость и неприкасаемость.

Это странный, сложный феномен журналистики в России. Можно обучить всем правилам, но нельзя обучить журналистике. Раньше мы удивлялись, что американцу подсунь микрофон - и он тут же начинает с улыбкой что-то рассказывать, а наши начинают убегать.

Сейчас все изменилось, у нас все лезут под камеру, сейчас все хотят сказать и многие умеют говорить. Раньше я много преподавал, сейчас меньше, потому что мне стало неинтересно. Сейчас то, чему я могу научить, все знают.

Люди знают, что говорить, понимают, что такое формат разговора, могут высказать мысль за 5 минут и за одну минуту - это разная плотность мысли и плотность изложения. Многие прошли через ТВ-передачи, видели, как они снимаются, понимают технологию и т. Но журналистика состоит из тех вещей, которым обучить нельзя. И эта часть мне кажется более значимой и принципиальной, чем просто знание того, как правильно брать интервью.

Ведь интервью можно брать так, а можно эдак. Иногда профессионал рождается от неуверенности в себе: Иногда он рождается на отрицании всех тех примеров, которые были у него перед глазами. Как, например, художник Сальвадор Дали - эгоцентрист и нарциссист, человек, который с первой минуты своего рождения считал себя абсолютным гением, отрицал все. Я неслучайно упомянул Дали. Те, кто прочитает его биографию, поймут один его важный феномен - феномен медийный.

У Вас с собой фотоаппарат, планшет, мобильный телефон? Если это так, то у нас есть для Вас интересное предложение. Приносим свои извинения за неудобства. С 28 июля г. Между иллюзией и правдой жизни. Таинственные победы и неизвестные сражения. Прежде чем ваш ребёнок сведёт вас с ума. Ноутбук для любимых родителей. С 1 сентября изменяется режим работы Библиотеки Сидорова, М.